Особенности исполнения денежных обязательств в гражданском праве

Что случилось?

На рассмотрение Госдумы поступил законопроект № 218211-7 о разграничении в Гражданском кодексе понятий денежного и неденежного обязательств. Для этого будет дополнена двумя новыми пунктами.

Различная юридическая природа происхождения обязательств

Парламентарий предложил дать в Гражданском кодексе определения понятиям денежных и неденежных обязательств. Так, денежным будет признаваться обязательство, в котором обязанность одной из сторон или обеих сторон выражается исполнением в денежной форме производимого платежа. При этом исполнение денежного обязательства одной из сторон должно соответствовать стоимости имущества или прав, которые взамен предоставляет другая сторона. А вот обязательство, в котором исполнение не предусматривает денежную форму расчетов, депутат предлагает считать неденежным обязательством

По мнению автора законопроекта, такие изменения необходимы, потому что разные обязательства по предмету их исполнения имеют различную юридическую природу происхождения. Учитывая данное обстоятельство необходимо разграничить ответственность за нарушение денежных и неденежных обязательств:

  • ответственность должников за неисполнение денежного обязательства должна регулировать (проценты);
  • ответственность должников за неисполнение неденежного обязательства будет регулировать (неустойка).

В пояснительной записке к проекту депутат отмечает, что иногда возникают ситуации, когда на должника по денежному обязательству одновременно накладываются санкции, как в виде неустойки, так и в виде взыскания процентов за пользование денежными средствами. Таким образом, возникает двойная ответственность. Особенно часто такие ситуации возникают в связи с нарушением условий кредитного договора или договора займа. Автор инициативы предлагает исключить возможность применения неустойки, как способа обеспечения обязательства и меры ответственности по денежному обязательству, то есть упразднить пункт 4 статьи 395 ГК РФ .

Чем будут полезны поправки в ГК РФ бизнесу

Парламентарий уверен, что принятие предлагаемых им поправок позволит обеспечить паритет ответственности должника перед кредитором, а также значительно сократить бремя задолженности по кредитным обязательствам. Кроме того, при рассмотрении подобных споров суды будут соблюдать принцип единого толкования законодательства.

Вопрос о том, какие обязательства можно обеспечить залогом, может возникнуть в связи со следующей нормой закона: в соответствии со ст.334 ГК кредитор по обязательству, обеспеченному залогом, имеет право на получение удовлетворения из стоимости заложенного имущества. Буквальное толкование этой статьи означает, что кредитор имеет право на получение денежных средств. Стало быть, и предметом обязательства, которое может быть обеспечено залогом, должна быть передача должником денежных средств.
Как правило, залогом действительно обеспечиваются денежные обязательства. Однако в судебной практике встречаются дела, в которых залогом было обеспечено неденежное обязательство. Например, по одному из дел предметом спора стало обращение взыскания на предмет залога, причем обеспеченным залогом обязательством было обязательство подрядчика выполнить работу надлежащим образом. Суд вполне лояльно отнесся к самому факту заключения подобного договора (см. постановление ФАС МО от 07.02.2006 NКГ-А40/14017-05; ср. также постановление ФАС МО от 18.07.2003 NКГ-А40/4916-03). По всей видимости, возможность обеспечения залогом неденежных обязательств может быть объяснена следующим образом: залог обеспечивает не только само регулятивное обязательство (заплатить деньги, выполнить работу, оказать услугу и т.п.), но и требования о выплате неустойки и возмещении убытков (см. ст.337 ГК). Последние два требования всегда являются денежными, и именно на удовлетворение этих требований и будет направлена реализация прав залогодержателя. В принципе, это следует и из уже упоминавшегося выше постановления ФАС МО. Суд, разбирая обстоятельства дела, указал, что поскольку обязательства по выполнению работ по контракту прекращены вследствие отстранения подрядчика от их выполнения и доказательств наличия у последнего каких-либо иных обязательств из контракта, в том числе по возмещению стоимости работ, выполненных другим подрядчиком, которые могли бы обеспечиваться залогом, не представлено, выводы судов о прекращении залога являются правомерными (см. постановление ФАС МО от 07.02.2006 NКГ-А40/14017-05). Очевидно, что окружной суд стремится «привязать» залог к удовлетворению именно денежных требований, подчеркивая, что залог обеспечивает прежде всего обязательство по возмещению стоимости работ, выполненных другим подрядчиком.
362. Кто может быть залогодателем по договору залога?
В соответствии со ст.335 ГК залогодателем может быть либо должник по обязательству, либо третье лицо. При этом залогодатель должен быть либо собственником закладываемой вещи, либо субъектом права хозяйственного ведения на вещь. В случае залога права залогодателем должно быть лицо, которому принадлежит закладываемое право.
Залогодатель должен быть собственником (субъектом права хозяйственного ведения) закладываемого имущества в момент заключения договора о залоге. Последующее изменение собственника предмета залога не влияет на его силу (см. постановления Президиума ВАС РФ от 08.09.1998 N2329/98, от 28.12.1999 N7518/99). В одном из дел окружной суд указал, что доказывание права собственности залогодателя входит в круг предметов доказывания по делам об обращении взыскания на предмет залога (см. постановление ФАС МО от 18.08.2004 NКГ-А40/7139-04).
Договор залога может быть заключен между кредитором по обеспечиваемому обязательству и должником либо третьим лицом. По какой-то причине довод о том, что договор о залоге заключен кредитором и лицом, которое не участвует в обеспечиваемом обязательстве, весьма часто становится основой исковых требований (либо процессуальных возражений) о признании договора залога недействительным. Однако этот довод судами вполне последовательно отвергается (ср. постановления ФАС СКО от 18.01.2006 NФ08-6463/05; ФАС ЗСО от 05.10.2006 NФ04-6503/2006(26999-А27-16)).
Крайне интересной представляется позиция судов по вопросу о том, какие отношения должны иметь место между должником и третьим лицом, которое предоставляет свое имущество в залог для обеспечения обязательств должника. Например, в одном из дел ВАС РФ отменил состоявшиеся судебные акты и направил дело на новое рассмотрение по следующей причине. Третье лицо – залогодатель и кредитор заключили договор залога, которым обеспечивались обязательства должника перед кредитором. ВАС РФ счел, что нижестоящие суды должны дать оценку этому договору залога ввиду того, что залогодателем было АО, которое по решению директора, без согласия общего собрания акционеров или правления общества, предоставило свое имущество в залог в качестве обеспечения обязательств лица, которое не имело к обществу никакого отношения. ВАС РФ посчитал, что в конечном счете такая сделка может привести к безвозмездному отчуждению имущества без согласия акционеров общества-залогодателя (см. постановление Президиума ВАС РФ от 10.03.1998 N7422/97). Однако такая практика не является широко распространенной. В частности, известны дела, в которых суды отрицали какую-либо значимость за содержанием отношений должника и залогодателя для действительности договора залога (см. постановление ФАС МО от 11.08.2004 NКГ-А40/6588-04).
Непростой является и практика по поводу возможности передачи в залог имущества лицами, являющимися не собственниками, а субъектами права хозяйственного ведения. Как следует из одного дела, пересмотренного ВАС РФ в порядке надзора, суды, рассматривающие дела об обращении взыскания на имущество, заложенное субъектами права хозяйственного ведения, должны изучать обстоятельства совершения залоговых сделок. В частности, судам предписывалось изучить, могло ли повлиять исполнение договора залога, заключенного унитарным предприятием, на прекращение уставной деятельности предприятия в результате отчуждения его основных и оборотных средств (см. постановление Президиума ВАС РФ от 18.08.1997 N1833/97).
В случае если договор залога заключен лицом, не являющимся собственником (либо субъектом права хозяйственного ведения) имущества, то такой договор является ничтожным (см. постановление ФАС МО от 21.08.2003 NКГ-А40/5741-03).
Любопытным представляется вопрос о том, может ли право залога возникнуть у лица, которому имущество было передано в залог ненадлежащим залогодателем, на основании только лишь его добросовестности? В одном из дел кредитор, заключивший договор с ненадлежащим залогодателем, требовал признать за ним залоговые права как за добросовестным залогодержателем. При этом он ссылался на то, что механизм установления залоговых прав в отношении добросовестного залогодержателя является аналогичным механизму возникновения права собственности у добросовестного приобретателя. Суд не согласился с кредитором и в иске об обращении взыскания на имущество отказал, указав, что недействительность договора залога не позволяет признать за истцом право залога (см. постановление ФАС ЦО от 19.01.2005 NА09-4468/04-9).

«К кредиторам по неденежным обязательствам, а равно к наличию или отсутствию у должника задолженности по таким обязательствам, наличию или отсутствию у должника возможности по их удовлетворению Закон о банкротстве относится с последовательным безразличием». *(323) Ни инициировать конкурсный процесс, ни заявить свои требования в целях участия в деятельности собраний и комитетов кредиторов неденежный кредитор не может. Исходя из этого возникает мысль о незащищенности неденежных кредиторов в конкурсном процессе. Так ли это? И если так, следует ли признать целесообразным внесение в Закон изменений, связанных с уравниванием статуса денежных и неденежных кредиторов?

В настоящее время неденежный кредитор в целях участия в конкурсных отношениях может выразить свое требование в денежной форме путем расчета убытков, вызванных неисполнением либо ненадлежащим исполнением обязательства должником (естественно, кредитор должен действовать в соответствии с нормами Закона или договора, предоставляющими стороне право отказаться от договора и потребовать возмещения убытков). Требование, при этом возникшее, станет денежным. Л.А. Новоселова называет такие денежные обязательства вторичными. *(324)

Закон 1998 г. не говорил о том, что денежное требование о возмещении убытков не включается в размер обязательств, достаточных для возбуждения производства по делу о банкротстве, следовательно, такой денежный кредитор имел право инициировать конкурсный процесс. При этом для заявления о банкротстве было необходимо соблюдение признаков, касающихся минимального размера задолженности и срока неисполнения возникшего вторичного требования (на наш взгляд, он должен был исчисляться с момента отказа должника возместить убытки кредитору).

Закон 2002 г. лишил кредиторов с требованиями о возмещении убытков возможности любого участия в процедурах конкурса.

Возможность предъявить требования о возмещении убытков можно считать единственным способом защиты интересов неденежных кредиторов. Соответственно, в настоящее время такой кредитор не заинтересован в отказе от неденежного требования — в этом случае он сможет предъявить его, например, по окончании внешнего управления, если финансовое состояние должника восстановится. Кроме того, ученые высказывают очень интересную мысль, в соответствии с которой на неденежые требования не распространяется мораторий, следовательно, они могут быть предъявлены и в течение внешнего управления как должнику, так и в суд в общем порядке по правилам искового производства. *(325) Однако участвовать в процедурах конкурса такой кредитор не сможет. Сможет ли это сделать неденежный кредитор, выразивший свое требование в денежной форме? Закон 1998 г. на этот вопрос не отвечал; практика в целом пошла по пути предоставления возможности голосовать на собраниях кредиторов неденежным кредиторам, требующим возмещения убытков. В настоящее время Закон изменил эту практику, т.е. положение таких кредиторов действительно крайне невыгодно, т.е. для субъекта с неденежными требованиями нет никакого смысла настаивать на возмещении убытков.

В свете сказанного представляется нелогичной и нецелесообразной норма Закона, в соответствии с которой требования кредиторов третьей очереди по возмещению убытков в форме упущенной выгоды, взысканию неустоек (штрафов, пени) и иных финансовых (экономических) санкций учитываются отдельно в реестре требований кредиторов и подлежат удовлетворению после погашения задолженности и причитающихся процентов (аналогичная норма была и в Законе 1998 г. применительно к пятой очереди; правда, речь шла о любых убытках, включая как реальный ущерб, так и упущенную выгоду). Таким образом, на стадии удовлетворения требований Закон несколько улучшает положение кредиторов с требованиями в части убытков. Если учесть, что убытки в ряде случаев являются выражением основного требования, подобная норма Закона нуждается в корректировке. Необходимо либо изъять из п. 3 ст. 137 Закона положение об убытках, либо уточнить, что оно относится только к ситуациям, когда требование об убытках выдвигается наряду с требованиями в части основного долга. Этот вывод в принципе разделяют О. Ломидзе и Э. Ломидзе, которые предлагают соответственно толковать аналогичные нормы Закона 1998 г.: «Анализ текста п. 2 ст. 111 Закона позволяет сделать вывод, что речь в нем идет о дополнительных (применительно к основным) требованиях кредиторов пятой очереди. То есть если заявленные убытки вызваны утратой имущества кредитора, в частности, соответствуют сумме полученной должником предварительной оплаты, требование кредитора должно отражаться и удовлетворяться в составе требований кредиторов в составе пятой очереди по основной задолженности на основании п. 1 ст. 111 Закона о банкротстве». *(326)

Следует создать неденежному кредитору с денежными требованиями условия для участия в конкурсных отношениях. Безусловно, представляется невозможным уравнять статус денежных и неденежных кредиторов, поскольку, исходя из сути конкурсных отношений, их участники — кредиторы должны обладать каким-то количеством голосов — неденежные требования выразить в определенное количество голосов, да еще и наряду с денежными, представляется крайне сложным.

Для сравнения. В качестве одного из немногочисленных примеров защиты неденежных кредиторов можно привести нормы п.

1 ст. 18 Закона Грузии, в соответствии с которыми во вторую очередь удовлетворяются требования поставщика товара в отношении предприятия (подробнее об этом будет сказано ниже).

Наиболее незащищенным в конкурсном процессе является положение неденежных кредиторов, срок исполнения обязательств должника перед которыми наступает через определенное время после возбуждения производства по делу о банкротстве, особенно если по данному договору была произведена предоплата. По общему правилу, такому кредитору придется ждать наступления срока исполнения обязательства должником (если, конечно, будут отсутствовать признаки существенного изменения обстоятельств либо иные специальные основания одностороннего расторжения договора — например, для договора подряда это факт неприступления подрядчика к исполнению договора). Во избежание связанных с описанной ситуацией проблем и неприятных последствий единственное, что можно посоветовать, это на стадии заключения договора включить в него условие о праве сторон потребовать исполнения договора или возмещения убытков в момент принятия судом заявления о признании должника банкротом.

Анализ положения неденежного кредитора, существовавшего в соответствии с Законом 1998 г. и существующего ныне, позволяет сделать вывод о том, что Закон 1998 г. относился к рассматриваемым кредиторам крайне непоследовательно — вопрос об участии требования в части убытков в голосовании не решался вообще (равно как и вопрос инициирования конкурса таким кредитором); при распределении имущества требования в части убытков удовлетворялись фактически в шестую очередь.

Закон 2002 г. более последователен — кредиторы с требованиями в части убытков полностью отстранены от возможности как инициирования процесса, так и от участия в голосованиях (п. 2 ст. 4; п. 3 ст. 12 Закона), но при удовлетворении требований их положение несколько улучшилось — реальный ущерб приравнен к основному долгу.

При этом статус неденежных кредиторов стал более определенным — в силу п. 5 ст. 4 Закона 2002 г. им предоставлено право обращаться с требованиями к должнику во внеконкурсном порядке (ранее такая возможность была весьма дискуссионной, что на практике влекло ущемление прав неденежных кредиторов).

В связи со сказанным выше возникает еще одна серьезная практическая проблема — проиллюстрируем ее на следующем примере.

Практический пример

В деле о несостоятельности (банкротстве) АО «Т» было введено наблюдение, после чего один из неденежных кредиторов — АО «Ю» — обратилось в суд во внеконкурсном порядке с требованием об исполнении обязательства. Арбитражный суд отказал неденежному кредитору в удовлетворении его требования, состоящего в предоставлении товаров, на основании п. 1 ст. 22 Закона РФ «Об исполнительном производстве», мотивируя тем, что указанная норма предполагает приостановление исполнительного производства на основании возбуждения судом конкурсного процесса.

Возникает вопрос: может ли неденежный кредитор настаивать на исполнении своих требований в течение конкурса, т.е. подлежит ли применению п. 1 ст. 22 Закона «Об исполнительном производстве»? Отрицательный ответ приводит к тому, что неденежный кредитор не может получить внеконкурсное удовлетворение (а, как было сказано выше, участвовать в мероприятиях конкурса, выразив требования в убытках, он не может тоже). Поэтому указанное толкование представляется недопустимым (хотя, учитывая продолжниковый уклон действующего законодательства, не исключено, что практика пойдет по этому пути, фактически блокирующему осуществление неденежным кредитором своих прав).

Представляется необходимым следующее толкование: п. 1 ст. 22 Закона «Об исполнительном производстве» применяется в тех случаях, когда речь идет об исполнительном производстве по требованиям денежным, которые могут участвовать в конкурсных процедурах. Соответственно, применительно к неденежным кредиторам приостановления не происходит, т.е. они имеют право на основании п. 5 ст. 4 Закона 2002 г. заявить требование во внеконкурсном порядке, получить решение суда и исполнить его в рамках исполнительного производства на любой стадии конкурса.

Такое толкование создает исключительно благоприятный режим для неденежных кредиторов, что в некоторых ситуациях может не соответствовать интересам должника, а также других кредиторов.

Иллюстрацией может служить следующий пример: требования неденежного кредитора, подтвержденные решением суда, полученным во внеконкурсном порядке, состоят в передаче кредитору 70% готовой продукции, т.е. имущества, необходимого должнику для осуществления реабилитационных мероприятий.

В связи с основаниями возникновения обязательств, легко понять существование в гражданском обороте натуральных обязательств.

1. Натуральные обязательства, будучи сами по себе действительны, не могут быть, однако, защищаемы путем иска в случае нежелания должника исполнить их добровольноПоэтому натуральные обязательства называют также неисковыми. Своеобразность положения натуральных обязательств объясняется тем, что эти обязательства, создаваемые всякий раз общественным правосознанием, не достигли еще своего полного признания в гражданском праве. Такое объяснение, несомненно, правильно в смысле исходного момента развития обязательства, как фактической основы, пригодной для признания за ней юридической силы. Натуральные обязательства уже одним названием своим подчеркивают, поэтому, их естественное происхождение из самой жизни. Но такое происхождение не может, конечно, означать того, что натуральные обязательства не имеют вовсе юридической силы. Сила эта, несмотря на невозможность защиты обязательства иском, может выражаться во многих других юридических последствиях. Скала* этих юридических последствий, начинаясь с минимального последствия (невозможности требовать возврата добровольно исполненного долга), восходит до максимального последствия (зачета искового долга неисковым, натуральным долгом). Натуральные обязательства, известные римскому праву, признаны также французским и германским законодательствами, хотя последнее и не называет прямо таких обязательств натуральными (Г.

У., ст. 222).

2. Признание натуральных обязательств нашими законами сомнительно (см. ст. 570, доказательство от противного, и ст. 694).

Однако, наша практика не могла не признавать натуральных обязательств. Именно: 1) добровольное, по истечении давности, исполнение обязательства не может служить основанием к повороту исполнения, а равным образом, не подлежит возврату присужденное судом имущество, если ответчик не защищался возражением о давности, хотя бы она и истекла (04/101). 2) Несовершеннолетний, распоряжавшийся при удовлетворении долговых обязательств такими суммами, которые не составляли капитала в смысле ст. 220 т. Х ч. I, напр., пенсией отца, не вправе обратно требовать добровольно выданные деньги, хотя и по недействительным долговым распискам (89/43). 3) Деньги, выплаченные по игре на биллиарде, не подлежат возращению, если сама игра не была признана азартною (см. ст. 2014, 69/912, 79/368). В одном из старых решений сенат признал существование в жизни пари, хотя и отказывал в судебной их защите (86/269, иначе в реш.78/288: пари дают основание к судебной защите). Напротив, нельзя считать натуральным обязательством тот случай, когда лицо, по достижении совершеннолетия, признает прежде выданное им долговое обязательство, вследствие чего становится возможным взыскание долга (67/247, 72/1149 и др.). Здесь признание может быть приравнено к установлению нового обязательства в старой форме. Проект гражд. ул. знает также натуральные обязательства (ст. 1105, 1109 п. 2 и 1110).

Основания деления обязательств на денежные и неденежные

Представляется, что деление обязательств на денежные и неденежные базируется на двух важных моментах. Во-первых, в ситуации с неденежным обязательством весьма сложно охарактеризовать тот минимальный размер задолженности, при котором возникает угроза признания контрагента несостоятельным (банкротом). Например, должник не поставил какое-то количество машин. В каком случае можно предположить, что он банкрот? Когда количество машин составляет 100? Или 200? А если это не машины, а пылесосы? В данных условиях, чтобы установить критерий несостоятельности, необходимо иметь возможность оценивать неденежные обязательства с помощью сравнимого эквивалента, коим являются деньги. Ведь для денежного требования определить указанный критерий не составляет труда — минимальная сумма задолженности, при которой должник может быть объявлен банкротом. Во-вторых, исходя из сути конкурсных отношений, их участники — кредиторы должны обладать каким-то количеством голосов. Перевести неденежные требования в определенное количество голосов, да еще и наряду с денежными, — задача не из легких . Денежные кредиторы на собрании кредиторов обладают числом голосов, пропорциональным размеру их требований к общей сумме требований. Следовательно, если требования неденежных кредиторов будут выражены в денежной форме, все препятствия к их участию в процессе несостоятельности (банкротства) будут сняты, поскольку решится проблема установления количества голосов, принадлежащих таким кредиторам.

Таким образом, неденежные кредиторы не участвуют в процессе несостоятельности (банкротства) по той причине, что требования кредиторов должны быть сопоставимыми и иметь некое количественное выражение, поскольку для каждого кредитора необходимо установить степень влияния на ход означенного процесса, а для каждого должника — минимальный порог, преодоление которого свидетельствовало бы о его банкротстве. Количественным выражением любых товаров, работ, услуг в нашем обществе выступают деньги. Сравнить между собой денежные суммы не составляет проблемы. Следовательно, по нашему мнению, критерием отнесения обязательства к денежному должно являться наличие денежной задолженности.

Относятся ли к денежным реституционные обязательства?

Вместе с тем в отношении квалификации некоторых видов обязательств (как денежных или неденежных) в доктрине права и в правоприменительной практике нет единого мнения. Прежде всего, речь идет о реституционных обязательствах.

Существует точка зрения, что реституция — неденежное обязательство, поскольку ее смысл состоит в возврате сторон в первоначальное положение. При этом неосновательно получившая имущество сторона обязана возвратить, а не уплатить денежные средства (что не согласуется с определением денежного обязательства из ст. 2 Закона о банкротстве)

. Такой позиции придерживаются и некоторые суды <4>. Однако нельзя не отметить возникающие здесь противоречия.

Начнем с того, что согласно ч. 2 ст. 4 Закона о банкротстве к денежным обязательствам относятся обязательства, возникшие вследствие неосновательного обогащения. В соответствии же с п. 1 ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 ГК РФ. В результате обязанность возвратить денежные средства при реституции обусловливает невозможность отнесения реституционных обязательств к денежным. А обязательства, возникающие вследствие неосновательного обогащения, в силу прямого указания Закона о банкротстве считаются денежными (хотя и в этом случае денежные средства возвращаются, а не уплачиваются).

Далее представляется необходимым ответить на вопрос, как соотносятся между собой обязательства вследствие неосновательного обогащения и реституционные обязательства. По мнению В. Ема, требование о возврате неосновательно приобретенного или сбереженного имущества — это форма (способ) осуществления права на реституцию <5>. С точки зрения А. Эрделевского, неосновательное обогащение имеет место во всех случаях, когда одно лицо приобретает или сберегает имущество за счет другого лица без достаточного правового основания, а потому понятие неосновательного обогащения является родовым по отношению ко всем обязательствам возвратить такое имущество. Признаки неосновательного обогащения есть и при исполнении недействительной сделки <6>, исходя из чего, согласно ст. 1103 ГК РФ, правила о неосновательном обогащении субсидиарно применяются к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке.

По ГК РФ недействительная сделка не влечет никаких правовых последствий, кроме тех, которые связаны с ее недействительностью. Как ничтожные, так и оспоримые сделки недействительны с момента их совершения. Таким образом, передача исполнения по недействительной сделке может рассматриваться как неосновательное обогащение сторон, получивших исполнение. При передаче исполнения по ничтожной сделке правовых оснований не существует изначально; при исполнении по оспоримой сделке правовые основания отпадают в момент признания сделки недействительной судом .При этом отсутствие реституции и односторонняя реституция могут расцениваться как установленное законом ограничение кондикции (так как государство не может рассматриваться как субъект кондикционного обязательства, поскольку обогащение произошло не за его счет). Такого мнения придерживаются и некоторые суды. В частности, ВАС РФ в своем Постановлении от 30 марта 1999 г. N 6925/98 решил, что денежные средства, полученные по ничтожной сделке, подлежат возврату как неосновательное обогащение .

Представляется, что обязательства, возникающие в результате реституции, все-таки следует признать денежными (если они имеют своей целью возврат определенной денежной суммы), поскольку иное толкование рождает противоречия. С одной стороны, реституционные обязательства не отвечают определению денежных обязательств в Законе о банкротстве, поскольку при реституции возникает обязанность возвратить (а не уплатить) денежные средства. С другой стороны, Закон о банкротстве прямо относит обязательства вследствие неосновательного обогащения к денежным, а они по абсолютно тем же причинам не подпадают под упомянутое определение. Кроме того, в некоторых случаях реституцию можно рассматривать как неосновательное обогащение сторон по недействительной сделке (а потому и как денежное обязательство по Закону о банкротстве). Наконец, с учетом обозначенных выше оснований деления обязательств на денежные и неденежные реституцию можно отнести именно к денежным обязательствам.

Сумма основного долга и убытки в теории права и законодательстве

Возмещение кредитору убытков, вызванных неисполнением либо ненадлежащим исполнением обязательства, Закон о банкротстве не относит к денежным обязательствам. Это, вероятно, связано с тем, что возмещение убытков является общей, универсальной формой ответственности .

В то же время, как отмечается в доктрине права, мерой ответственности нельзя считать принудительное исполнение имеющейся у лица обязанности, поскольку нарушитель в данном случае лишь понуждается к исполнению своей обязанности и не несет никаких неблагоприятных последствий своего ненадлежащего поведения . Мерами ответственности считаются санкции, влекущие возложение на правонарушителя дополнительных в сравнении с вытекающими из договора расходов.

Вместе с тем существует мнение, что не может быть юридического равенства между кредитором, который не получил сумму основного долга, и кредитором, который в аналогичной ситуации получил основной долг, но, например, без неустойки (ответственность за нарушение договора). Наделение второго правами конкурсного кредитора, без сомнения, было бы шагом назад в регулировании конкурсных отношений .

Таким образом, можно сказать, что законодатель и доктрина права стоит на позиции, что денежным обязательством должна признаваться сумма основного долга.

Представляется необходимым обратить внимание на соотношение понятий «сумма основного долга» и «убытки» в теории права и законодательстве.

С одной стороны, очевидна разница этих понятий, отмеченная в юридической литературе <12>. Во-первых, основной долг возникает на основании договора или каких-либо иных правомерных действий, а убытки появляются в результате неправомерных действий (бездействия) одного лица, нарушающих права другого. Во-вторых, сумма основного долга есть эквивалент того, что должник получит или получил взамен, поэтому она выступает для него благом; возмещение убытков является ответственностью, т.е. влечет для нарушившей обязательство стороны неблагоприятные последствия в его имуществе. В-третьих, цель передачи суммы основного долга заключается в возмездно-эквивалентном обмене на товары, работы, услуги, а гражданско-правовой ответственности — в восстановлении нарушенного права. В-четвертых, сумма основного долга взыскивается в судебном порядке по правилам об основном денежном долге, тогда как убытки — по правилам об ответственности.

С другой стороны, ГК РФ смешивает анализируемые понятия. Например, согласно п. 3 ст. 495 ГК РФ, если покупателю не предоставлена возможность незамедлительно получить в месте продажи информацию о товаре, он вправе потребовать от продавца возмещения убытков, вызванных необоснованным уклонением от заключения договора розничной купли-продажи, а если договор заключен, в разумный срок отказаться от исполнения договора, потребовать возврата уплаченной за товар суммы и возмещения других убытков. Приведенная формулировка дает основание полагать, что уплаченная за товар сумма является убытками.

Правоприменительная практика в некоторых случаях отождествляет данные понятия (в Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 13 декабря 2000 г. по делу N Ф04/3210-663/А75-2000 указано, что в иске о взыскании убытков, часть которых задолженность по оплате поставленной продукции, отказано правомерно, так как на момент принятия арбитражным судом решения основной долг ответчиком оплачен), а в некоторых разделяет (например, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 13 января 1998 г. N 4282/97 по иску поставщика о взыскании с покупателя основного долга и убытков, связанных с ненадлежащим исполнением обязательств по контракту).

Напомним, что законодатель признает основной долг в качестве денежного обязательства. По нашему мнению, абсолютно справедлива позиция О. Савенковой, четко иллюстрирующая разницу между основным долгом и убытками. Однако с учетом того, что ГК РФ смешивает эти понятия, а также в связи с приведенными выше основаниями деления обязательств на денежные и неденежные правомерность отнесения убытков к неденежным обязательствам вызывает сомнения.

Является ли возмещение убытков неденежным обязательством?

По определению, данному в Законе о банкротстве для целей этого Закона, денежное обязательство представляет собой обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовой сделке и (или) иному предусмотренному ГК РФ основанию. Убытки как раз и составляют денежную сумму, которая подлежит выплате по основаниям, предусмотренным ГК РФ, т.е. в соответствии с приведенной дефиницией и с учетом критериев деления обязательств на денежные и неденежные являются именно денежными обязательствами.

Кредиторы, требующие возмещения убытков, являются конкурсными кредиторами, поскольку полностью подпадают под определение, данное в Законе о банкротстве. Статья 7 этого Закона гласит, что правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом обладают должник, конкурсный кредитор, уполномоченные органы. Упомянутые нормы закона и критерии деления обязательств на денежные и неденежные обусловливают право кредитора, требующего возмещения убытков, подать в арбитражный суд заявление о признании должника банкротом.

Однако, согласно п. 2 ст. 4 Закона о банкротстве, убытки, подлежащие возмещению за неисполнение обязательства, не учитываются при определении наличия признаков банкротства должника, а неденежные кредиторы не обладают правом инициации дела о несостоятельности. Иными словами, получается, что конкурсный кредитор не может подать заявление о признании должника банкротом. Кроме того, исходя из ч. 3 ст. 12 указанного Закона убытки, подлежащие возмещению за неисполнение обязательства, для целей определения числа голосов на собрании кредиторов не учитываются. Таким образом, хотя кредиторы, требующие возмещения убытков, и подпадают под определение конкурсных кредиторов в соответствии с Законом о банкротстве, фактически они таковыми не являются. Налицо коллизия норм.

В итоге складывается ситуация, когда определенный вид денежных обязательств в силу указания Закона о банкротстве не учитывается при подаче заявления о признании должника банкротом, а кредиторы по данному виду денежного обязательства не могут быть признаны конкурсными. Такая ситуация приводит к парадоксальным последствиям.

  1. Согласно ст. 63 Закона о банкротстве, вынесение арбитражным судом определения о введении наблюдения в числе прочего чревато тем, что требования кредиторов по денежным обязательствам, срок исполнения по которым наступил на дату введения наблюдения, могут быть предъявлены только с соблюдением установленного означенным законом порядка предъявления требований к должнику. Кроме того, ст. 81 Закона о банкротстве, характеризующая последствия введения финансового оздоровления, закрепляет, что требования кредиторов по денежным обязательствам, срок исполнения которых наступил на дату введения финансового оздоровления, могут быть предъявлены к должнику только с соблюдением порядка предъявления требований к должнику, установленного данным Законом. Таким образом, соответствующие требования могут быть предъявлены только в рамках процесса о несостоятельности. Но каким участником процесса?

Согласно ст. 34 Закона о банкротстве, лицами, участвующими в деле о банкротстве, являются: должник; арбитражный управляющий; конкурсные кредиторы; уполномоченные органы; федеральные органы исполнительной власти, а также органы исполнительной власти субъектов РФ и органы местного самоуправления по месту нахождения должника; лицо, предоставившее обеспечение для проведения финансового оздоровления. Согласно ст. 35 указанного Закона, в арбитражном процессе по делу о банкротстве участвуют: представитель работников должника; представитель собственника имущества должника — унитарного предприятия; представитель учредителей (участников) должника; представитель собрания кредиторов или представитель комитета кредиторов; иные лица в случаях, предусмотренных АПК РФ и Законом о банкротстве.

Поскольку по отмеченным выше основаниям кредиторы, требующие возмещения убытков, конкурсными не являются, из ст. 34 и 35 можно сделать единственный вывод: хотя требования о возмещении убытков и должны предъявляться в рамках процесса о банкротстве, Закон о банкротстве соответствующего участника процесса не предусматривает.

  1. Согласно положениям Закона о банкротстве, с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства все требования кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, иные имущественные требования, за исключением требований о признании права собственности, о взыскании морального вреда, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о признании недействительными ничтожных сделок и о применении последствий их недействительности, а также текущие обязательства могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства.

Исследуемый Закон устанавливает три очереди удовлетворения требований кредиторов. При этом требования о возмещении убытков не относятся ни к одной из них. В частности, к третьей очереди они не причисляются, поскольку предъявляющие их кредиторы не являются конкурсными, а, согласно ст. 137 Закона о банкротстве, при определении размера требований кредиторов третьей очереди учитываются требования конкурсных кредиторов и уполномоченных органов. Следовательно, расчеты по требованиям о возмещении убытков производятся только после полного удовлетворения требований всех установленных законом очередей и только при наличии каких-либо денежных средств, оставшихся после всех предыдущих платежей. Нужно отметить, что Закон о банкротстве не предусматривает порядка расчетов с послеочередными кредиторами, вследствие чего на практике одни арбитражные управляющие осуществляют расчеты по мере поступления требований, а другие — по аналогии с внеочередными требованиями.

Между тем с точки зрения гражданского права денежные и неденежные обязательства равны — кредиторы по ним имеют абсолютно равные права в отношении исполнения обязательства. Основная причина исключения неденежных кредиторов из процесса о банкротстве состоит лишь в том, что чисто технически выявить признаки банкротства и количество голосов для денежного кредитора в процессе банкротства легче. Поэтому установленная очередность удовлетворения требований не соответствует целям правового регулирования отношений, возникающих при несостоятельности должника. Расчеты с кредиторами по требованиям о возмещении убытков должны производиться в третью очередь.

Чтобы разрешить все рассмотренные проблемы, необходимо внести изменения в ч. 2 ст. 4 и ч. 3 ст. 12 Закона о банкротстве, исключив положение о том, что убытки не должны приниматься во внимание при возбуждении дела о банкротстве и определении количества голосов, принадлежащих кредиторам на собрании кредиторов. В этом случае все указанные противоречия снимаются. Кредитор по такому обязательству сможет подавать заявление о признании должника банкротом и будет являться конкурсным. В результате его место в процессе несостоятельности будет определено и проблема очередности удовлетворения требований исчезнет: в соответствии с Законом о банкротстве они будут удовлетворяться в рамках третьей очереди.

Исследованная в статье проблема уже анализировалась в работах некоторых авторов. Так, В. Белых, А. Дубинчин, М. Скуратовский рассматривали в качестве необоснованного ограничения применения Закона о банкротстве отказ арбитражного суда в принятии заявления кредитора о признании должника банкротом в ситуации, когда требования кредитора к должнику основываются лишь на факте причинения убытков

Толкование установок Закона о банкротстве позволяет прийти к выводу о том, что для целей его эффективного действия и применения необходимо:

  1. четкое уяснение оснований разделения обязательств на денежные и неденежные;
  2. закрепление в самом законе критериев отнесения обязательств к тому или иному виду.

Отсутствие соответствующих положений на практике приводит к различиям в толковании правовых норм, неправомерному ограничению прав некоторых кредиторов на участие в процессе несостоятельности (банкротства) и противоречивости Закона о банкротстве.

Учет денежных обязательств

Согласно статье 6 Бюджетного кодекса РФ «денежные обязательства — обязанность получателя бюджетных средств уплатить бюджету, физическому лицу и юридическому лицу за счет средств бюджета определенные денежные средства в соответствии с выполненными условиями гражданско-правовой сделки, заключенной в рамках его бюджетных полномочий, или в соответствии с положениями закона, иного правового акта, условиями договора или соглашения».

Пункт 308 Инструкции по применению Единого плана счетов бухгалтерского учета (утв. приказом Минфина России от 01.12.2010 № 157н), далее — Инструкция по применению ЕПСБУ, распространяет это положение на все государственные (муниципальные) учреждения, независимо от их типа: «денежные обязательства — обязанность учреждения уплатить бюджету, физическому лицу и юридическому лицу определенные денежные средства в соответствии с выполненными условиями гражданско-правовой сделки, заключенной в рамках его бюджетных полномочий, или в соответствии с положениями законодательства Российской Федерации, иного правового акта, условиями договора или соглашения».

Документы — основания для принятия денежных обязательств

Согласно пунктам 314, 318 Инструкции по применению ЕПСБУ учет принятых денежных обязательств осуществляется на основании документов (первичных, учетных), подтверждающих их принятие в соответствии с перечнем, установленным учреждением в рамках формирования учетной политики, с учетом требований по санкционированию оплаты принятых денежных обязательств, установленных финансовым органом.

Рассмотрим, какие документы являются основанием для принятия денежных обязательств.

Согласно пунктам 6, 7 Порядка санкционирования оплаты денежных обязательств получателей средств федерального бюджета и администраторов источников финансирования дефицита федерального бюджета (утв. приказом Минфина России от 01.09.2008 № 87н), далее — Порядок № 87н, получатель средств федерального бюджета для оплаты денежных обязательств, возникающих по государственным контрактам на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг, по договорам аренды указывает в Заявке на кассовый расход (ф. 0531801, ф. 0531851) или Заявке на получение наличных денег (ф. 0531802) (далее — Заявки) в соответствии с требованиями, установленными в подпункте 15 пункта 5 настоящего Порядка, реквизиты и предмет соответствующего государственного контракта на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг, договора аренды, а также реквизиты документа, подтверждающего возникновение денежного обязательства.

Для оплаты денежных обязательств при поставке товаров, выполнении работ, оказании услуг, в случаях, когда заключение государственных контрактов на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг законодательством Российской Федерации не предусмотрено, в Заявке указываются в соответствии с требованиями, установленными в подпункте 15 пункта 5 настоящего Порядка, только реквизиты соответствующего документа, подтверждающего возникновение денежного обязательства.

Для оплаты денежных обязательств по авансовым платежам в соответствии с условиями государственного контракта на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг, а также денежных обязательств по договору аренды в Заявке реквизиты документов, подтверждающих возникновение денежных обязательств, могут не указываться.

Для подтверждения возникновения денежного обязательства получатель средств федерального бюджета представляет в Федеральное казначейство или орган Федерального казначейства вместе с Заявкой указанные в ней в соответствии с подпунктом 15 пункта 5 и пунктом 6 Порядка № 87н соответствующий государственный контракт на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг или договор аренды и (или) документ, подтверждающий возникновение денежного обязательства.

В соответствии с подпунктом 15 пункта 5 Порядка № 87н документами, подтверждающими возникновение денежных обязательств, являются:

  • при поставке товаров — накладная и (или) акт
  • приемки-передачи, и (или) счет-фактура;
  • при выполнении работ, оказании услуг — акт
  • выполненных работ (услуг) и (или) счет, и (или)
  • счет-фактура;
  • исполнительный документ (исполнительный лист, судебный приказ);
  • иные документы, подтверждающие возникновение денежных обязательств, предусмотренных федеральными законами, указами Президента Российской Федерации, постановлениями Правительства Российской Федерации и правовыми актами Министерства финансов Российской Федерации (далее — документы, подтверждающие возникновение денежных обязательств), в соответствии с пунктом 6 настоящего Порядка.

Не предоставляются документы-основания для подтверждения денежных обязательств, связанных:

  • с обеспечением выполнения функций казенных учреждений (за исключением денежных обязательств по поставкам товаров, выполнению работ, оказанию услуг, аренде) — подотчетные средства, заработная плата, взносы на обязательное социальное, медицинское и пенсионное страхование, налоги;
  • с социальными выплатами населению;
  • с предоставлением бюджетных инвестиций юридическим лицам, не являющимся государственными (муниципальными) учреждениями;
  • с предоставлением субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам — производителям товаров, работ, услуг;
  • с предоставлением межбюджетных трансфертов;
  • с предоставлением платежей, взносов, безвозмездных перечислений субъектам международного права;
  • с обслуживанием государственного (муниципального) долга;
  • с исполнением судебных актов по искам к Российской Федерации о возмещении вреда, причиненного гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) органов государственной власти Российской Федерации (государственных органов Российской Федерации) либо должностных лиц этих органов;
  • с выполнением оперативно-розыскных мероприятий.

Денежные обязательства по авансовым платежам возникают из условий договора, контракта.

При расчетах с подотчетными лицами денежные обязательства принимаются к учету на основании утвержденных руководителем учреждения письменных заявлений получателя аванса с дальнейшей корректировкой на суммы произведенных расходов по принятому и утвержденному руководителем авансовому отчету.

Согласно пункту 216 Инструкции по применению ЕПСБУ сумма превышения принятых к учету расходов подотчетного лица над ранее выданным авансом (сумма утвержденного перерасхода) отражается на соответствующих счетах и признается принятым перед подотчетным лицом денежным обязательством.

Денежные обязательства по выплате заработной платы, стипендии, денежного довольствия, пособий, компенсаций и иных выплат принимаются на основании расчетных ведомостей, приказов руководителя по дате утверждения соответствующих документов (коды КОСГУ 211, 212, 262 и т. д.).

Денежные обязательства по уплате взносов на обязательное социальное, медицинское и пенсионное страхование, а также взносов по страховым тарифам на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний могут приниматься к учету на основании данных соответствующих расчетных ведомостей и регистров налогового учета (код КОСГУ 213, 226 и т. д.).

Денежные обязательства по уплате государственной пошлины, уплате всех видов пеней и штрафов, по исполнительным документам (постановления судебных (следственных) органов и другие документы, устанавливающие обязательства учреждения) принимаются к учету в соответствии со сроками, указанными в исполнительных документах.

Документы — основания для принятия денежных обязательств и порядок их отражения в учете необходимо отразить в Учетной политике учреждения, а также в графике документооборота.

Бухгалтерский учет денежных обязательств

Бухгалтерский учет принятых денежных обязательств ведется на счете 502 02 «Принятые денежные обязательства». Согласно пункту 318 Инструкции по применению ЕПСБУ счет 502 02 предназначен для учета учреждением показателей принятых денежных обязательств текущего (очередного) финансового года, первого и второго года планового периода и внесенных в текущем финансовом году изменений в показатели принятых денежных обязательств.

Согласно Инструкции по применению Плана счетов бюджетного учета, утв. Приказом Минфина Росси от 06.12.2010 № 162н, по кредиту счета 050202000 получателем бюджетных средств отражаются суммы денежных обязательств учреждения, принятых им в пределах лимитов бюджетных обязательств (бюджетных ассигнований), сметных назначений, утвержденных на соответствующий период, а также суммы внесенных изменений в объем принятых денежных обязательств, в корреспонденции с дебетом соответствующих счетов аналитического учета счета 050201000 «Принятые обязательства».

Кредитовый показатель по соответствующим счетам аналитического учета счета 050202000 «Принятые денежные обязательства» отражает сумму денежных обязательств, принятых бюджетным учреждением, на текущий, очередной финансовый год, первый и второй годы планового периода, с учетом их изменений, принятых в текущем финансовом году.

Аналогичные положения содержат Инструкция по применению Плана счетов бухгалтерского учета бюджетных учреждений, утв. приказом Минфина России от 16.12.2010 № 174н (п. 167), и Инструкция по применению Плана счетов бухгалтерского учета автономных учреждений, утв. приказом Минфина России от 23.12.2010 № 183н (п. 167):

Суммы изменений объема денежных обязательств учреждения, принятых в текущем финансовом году, отражаются по дебету соответствующих счетов аналитического учета счета 050201000 «Принятые обязательства» и кредиту соответствующих счетов аналитического учета счета 050202000 «Принятые денежные обязательства». При этом сумма уменьшений принятых денежных обязательств отражается способом «Красное сторно».

Учет операций с принятыми учреждением денежными обязательствами осуществляется в Журнале по операциям санкционирования на основании первичных документов (учетных документов), установленных финансовым органом соответствующего бюджета (учреждением) с отражением корреспонденций по соответствующим счетам санкционирования расходов бюджета, предусмотренных для соответствующего типа учреждений Инструкцией по применению Плана счетов (п. 314 Инструкции по применению ЕПСБУ).

Аналитический учет принятых учреждением обязательств (денежных обязательств) ведется в Журнале учета принятых обязательств, в разрезе видов расходов (выплат), предусмотренных сметой (планом финансово-хозяйственной деятельности) учреждения (п. 320 Инструкции по применению ЕПСБУ).

Таким образом, перед составлением платежного поручения или заявки на кассовый расход в учете должно быть зарегистрировано соответствующее денежное обязательство.

Учет принятых денежных обязательств в программе «1С:Бухгалтерия государственного учреждения 8»

В программе «1С:Бухгалтерия государственного учреждения 8» учет денежных обязательств ведется на счетах:

— 502.12 «Принятые денежные обязательства на текущий финансовый год»;
— 502.22 «Принятые денежные обязательства на первый год, следующий за текущим (на очередной финансовый год)»;
— 502.32 «Принятые денежные обязательства на второй год, следующий за текущим (на первый год, следующий за очередным)»;
— 502.42 «Принятые денежные обязательства на второй год, следующий за очередным».

Согласно Инструкции по применению ЕПСБУ по счетам 502.12, 502.22, 502.32, 502.42 установлено ведение аналитического учета в разрезе принятых обязательств (по субконто Принятые обязательства типа Справочник Договоры и иные основания возникновения обязательств), видов расходов (по субконто КЭК типа Справочник Коды экономической классификации (КЭК) и лицевым счетам (по субконто Разделы лицевых счетов типа Справочник), а также по видам финансового обеспечения деятельности (КФО) и классификационным признакам счетов (КПС) согласно структуре рабочего плана счетов учреждения.

Для счетов установлен номер журнала операций «9». Это значит, что в проводках по счету будет установлен номер журнала операций 9, операции по счету будут отражаться в Журнале по санкционированию № 9.

Для отражения на счетах бухгалтерского учета сумм принятых учреждением денежных обязательств текущего года применяется документ Принятое денежное обязательство.

Документ может быть введен как самостоятельно, так и на основании документов:

  • Покупка материалов (в пути);
  • Покупка материалов;
  • Покупка ОС (в пути);
  • Покупка ОС, НМА;
  • Покупка НПА;
  • Услуги сторонних организаций.

При вводе на основании большинство реквизитов заполняются автоматически из документа-основания.

Останется лишь указать Лицевой счет и Раздел лицевого счета, на которых будет отражено кассовое выбытие по исполнению денежного обязательства.

Для регистрации денежного обязательства на суммы аванса, предусмотренного по условиям договора, а также в других случаях документ Принятое денежное обязательство вводится самостоятельно.

При проведении документа формируются бухгалтерские записи по принятию денежного обязательства в уменьшение принятого обязательства текущего года:

Дебет 0.502.11.000 Кредит 0.502.12.000.

Из документа можно сформировать бухгалтерскую справку (ф. 0504833).

В программе предусмотрено формирование регистров учета, регламентированных Инструкцией по применению ЕПСБУ:

  • операции по счету 502.12 «Принятые денежные обязательства на текущий финансовый год» отражаются в отчете Журнал операций, который позволяет сформировать Журнал по санкционированию по форме 0504071. Для формирования Журнала по санкционированию в настройке параметров отчета Журнал операций следует указать номер журнала — 9;
  • для формирования Журнала учета принятых обязательств (ф. 0504064) применяется отчет Журнал регистрации обязательств (меню Бухгалтерский учет -> Регламентированные регистры бухгалтерского учета).

Также по счету 502.12 можно формировать любые стандартные отчеты.

Предусмотрено отражение данных по счету 50202 при автозаполнении регламентированных отчетов Ф. 0503128, Отчет о принятых бюджетных обязательствах, Ф. 0503138, Отчет о принятых расходных обязательствах по приносящей доход деятельности и Ф. 0503738, Отчет об обязательствах, принятых учреждением.

Авансовые денежные обязательства

Дата публикации 14.03.2018

Казенному учреждению на текущий финансовый год утвержден фонд оплаты труда с начислениями и страховыми взносами. Учреждение принимает бюджетные обязательства по зарплате и страховым взносам ежемесячно, а не в начале года на весь фонд оплаты труда, поскольку в начале года невозможно предусмотреть, какова будет сумма начисленного НДФЛ. Как правильно принимать бюджетные обязательства по зарплате – ежемесячно или сразу на год?

Согласно ст. 6 БК РФ и п. 308 инструкции, утв. приказом Минфина России от 01.12.2010 № 157н, бюджетное обязательство – это обязанность публично-правового образования или действующего от его имени казенного учреждения предоставить в соответствующем финансовом году определенную сумму денежных средств из бюджета.

Получатели бюджетных средств, в т.ч. казенные учреждения, принимают бюджетные обязательства в пределах доведенных до них лимитов бюджетных обязательств и (или) бюджетных ассигнований (ст. 162, п. 3 ст. 219 БК РФ).

Порядок отражения обязательств в бухгалтерском учете учреждений разъяснен в письме Минфина России от 21.01.2013 № 02-06-07/155. В подпункте «б» п. 1 письма сказано, что бюджетные обязательства по выплате денежного содержания (денежного вознаграждения, денежного довольствия, заработной платы) работникам получателей средств бюджета, предусмотренные к исполнению в текущем финансовом году, принимаются к учету в объеме утвержденных лимитов (далее – ЛБО).

В то же время бюджетные обязательства по уплате страховых взносов в государственные внебюджетные фонды принимаются в сумме начисленных обязательств (пп. «е» п. 1 письма Минфина России от 21.01.2013 № 02-06-07/155).

Поскольку размер страховых взносов рассчитывается и утверждается на финансовый год исходя из запланированной заработной платы, то правило принятия бюджетных обязательств по зарплате, по нашему мнению, можно распространить и на страховые взносы, т.е. принимать обязательства по взносам в объеме утвержденных ЛБО в начале года.

НДФЛ удерживается из заработной платы сотрудников, поэтому на сумму налога бюджетные обязательства отдельно не принимаются. Они включены в обязательства по оплате труда.

Таким образом, казенному учреждению следует принимать бюджетные обязательства по заработной плате в объеме ЛБО, утвержденных на год, а не в размере начислений за месяц.

Денежные обязательства учреждения (в т.ч. по выплате заработной платы и уплате страховых взносов) отражаются в бюджетном учете в момент их признания (начисления) вне зависимости от сроков их кассового исполнения (письмо Минфина России от 20.07.2016 № 02-06-10/42571)

Денежные обязательства по авансовым платежам 2.0

Денежные обязательства по авансовым платежам возникают из условий договора, контракта.
Основанием для принятия денежного обязательства является условие по предоставлению аванса, предусмотренное в договоре (контракте).

В программе «1С:Бухгалтерия государственного учреждения 8», редакция 2 нет специального документа для оформления денежного обязательства, поэтому для регистрации денежного обязательства на аванс рекомендуем создать соответствующую типовую операцию к документу «Операция (бухгалтерская)». Один раз созданную типовую операцию можно будет использовать каждый раз, когда необходимо отразить регистрацию денежного обязательства на аванс.

Или Вы можете ввести эти суммы вручную в документом «Операция (бухгалтерская)».
Таким образом, перед составлением заявки на кассовый расход (платежного поручения) на оплату аванса в учете должно быть зарегистрировано соответствующее денежное обязательство.

При формировании бухгалтерских записей к документам, которые являются основанием для принятия денежного обязательства (документы по покупке материальных запасов, основных средств, нематериальных и непроизведенных активов, документы по отражению услуг, работ сторонних организаций и т.д.), в проводках по принятию денежного обязательства суммы уменьшаются на суммы денежных обязательств, зарегистрированных ранее на предусмотренный договором поставки аванс.

Учет обязательств при расчетах с подотчетными лицами

В учетной политике государственными (муниципальными) учреждениями в части учета расчетов с подотчетными лицами должны быть отражены:

— порядок выдачи подотчетных сумм;

— порядок учета расчетов с подотчетными лицами;

— порядок принятия к учету обязательств (в том числе денежных) по расчетам с подотчетными лицами;

Выдача подотчетных сумм производится по распоряжению руководителя учреждения при отсутствии за подотчетным лицом задолженности по денежным средствам, полученных им ранее в подотчет, на основании его письменного заявления, с указанием:

— расчета (обоснования) суммы аванса;

— срока, на который он выдается.

Для учета расчетов с подотчетными лицами по суммам денежных средств и (или) денежных документов, выдаваемых им учреждением под отчет, предназначен счет 20800 «Расчеты с подотчетными лицами» (п. 212 по применению Единого плана счетов, утв. приказом Минфина России 01.12.2010 № 157н, далее — Инструкция № 157н)

Мониторинг принятых и исполненных учреждением обязательств текущего года по расчетам с подотчетными лицами осуществляется на основе данных бухгалтерского бюджетного учета на счетах VI раздела Инструкции № 157н «Санкционирование расходов экономического субъекта».

Применительно к учету расчетов с подотчетными лицами термины, используемые для учета обязательств, на основании Инструкции № 157н можно сформулировать следующим образом:

обязательства учреждения — обусловленные законом, иным нормативным правовым актом, договором обязанности учреждения предоставить в соответствующем году физическому лицу денежные средства учреждения;

денежные обязательства — обязанность учреждения уплатить физическому лицу определенные денежные средства в соответствии с положениями законодательства, иного правового акта, условиями договора или соглашения.

При этом денежные обязательства возникают в рамках принятых учреждением обязательств и не могут превышать их размер. Отсюда следует особенность учета обязательств при расчетах с подотчетными лицами — обязательство и денежное обязательство возникают одновременно и суммы обязательств должны быть равны между собой.

Изначально обязательства (в том числе денежные) при расчетах с подотчетными лицами принимаются к учету датой утверждения руководителем учреждения их письменных заявлений на выдачу подотчетных сумм с указанием назначения аванса, расчета (обоснования) суммы аванса, срока, на который он выдается.

Суммы принятых и исполненных обязательств должны соответствовать суммам произведенных подотчетным лицом расходов, принятых к учету на основании утвержденного руководителем учреждения Авансового отчета (ф.0504049) подотчетного лица, оформленного в установленном порядке с приложением документов, подтверждающих произведенные расходы.

Поэтому при необходимости суммы принятых обязательств (в том числе денежных) корректируются в соответствии с суммами произведенных расходов согласно принятому и утвержденному руководителем авансовому отчету.

Сумма превышения принятых к учету расходов подотчетного лица над ранее выданным авансом (сумма утвержденного перерасхода) отражается на соответствующих счетах и признается принятым перед подотчетным лицом обязательством (п.216 Инструкции № 157н).

Мониторинг принятых и исполненных обязательств по расчетам с подотчетными лицами осуществляется:

— в разрезе показателей бюджетной классификации;

— по источникам финансирования;

— за различный период (на текущую дату, за месяц, за квартал, за год);

— по подотчетным лицам;

— по видам денежных выплат и денежных документов.

Основные цели и задачи мониторинга обязательств по расчетам с подотчетными лицами это:

— исключение нецелевого использования средств;

— минимизация дебиторской и кредиторской задолженности по расчетам с подотчетными лицами;

— обеспечение своевременных расчетов с подотчетными лицами;

— формирование достоверной оперативной и периодической отчетности об исполнении бюджета, сметы доходов и расходов учреждения.

Рассмотрим на конкретном примере решение управленческой задачи бюджетного учреждения по расчетам с подотчетными лицами с использованием анализа данных на счетах по санкционированию.

Бюджетное учреждение руководствуется при организации и ведении бухгалтерского учета Приказом Минфина России от 16 декабря 2010 г. № 174н.
«Об утверждении Плана счетов бухгалтерского учета бюджетных учреждений и Инструкции по его применению».

Задача. Проанализировать исполнение принятых обязательств бюджетным учреждением и определить, имеет ли бюджетное учреждение возможность командировать в мае 2014 года сотрудника Петрова И.Н. для участия в бесплатной конференции с учетом следующих условий:

1) Планом финансово-хозяйственной деятельности бюджетного учреждения на 2014 год предусмотрено расходование средств за счет субсидий на выполнение государственного задания по подстатье 212 «Прочие выплаты» — 25 000 руб., 222 «Транспортные услуги» — 15 000 руб., 226 «Прочие работы, услуги» — 65 000 руб.:

Дебет 4 504 10 220 «Сметные (плановые) назначения по расходам текущего финансового года»
Кредит 4 506 10 220 «Право на принятие обязательств по расходам текущего финансового года»

2) В апреле 2014 года на основании утвержденного заявления сотрудника Королева П.А. на выдачу денежных средств подотчет на командировочные расходы приняты и исполнены обязательства (в том числе денежные) по подстатье 212 «Прочие выплаты» — 3 500 руб., 222 «Транспортные услуги» — 8 000 руб., 226 «Прочие работы, услуги» — 18 000 руб.:

Дебет 4 506 10 220 «Право на принятие обязательств по расходам текущего финансового года»
Кредит 4 502 11 220 «Принятые обязательства»

Дебет 4 506 11 220 «Принятые обязательства»
Кредит 4 502 12 220 «Принятые денежные обязательства»

3) На основании утвержденного авансового отчета сотрудника Королева П.А. приняты к учету затраты на командировочные расходы по подстатье 212 «Прочие выплаты» — 3 500 руб., 222 «Транспортные услуги» — 8 800 руб., 226 «Прочие работы, услуги» — 15 500 руб.:

Дебет 4 109 00 220 «Затраты на изготовление готовой продукции, выполнение работ, услуг»
Кредит 4 208 00 660 «Расчеты с подотчетными лицами»

4) Бюджетным учреждением на основании утвержденного авансового отчета сотрудника Королева П.А. увеличена сумма принятых обязательств (в том числе денежных) по подстатье 222 «Транспортные услуги» на 800 руб., и уменьшена по подстатье 226 «Прочие работы, услуги» на сумму 2500 руб.

5) Расчет суммы командировочных расходов сотрудника Петрова И.Н., указанный в его письменном заявлении на выдачу подотчетных сумм: суточные (КОСГУ 212) — 3500 руб., на проезд (КОСГУ 222) — 8 000 руб., проживание (КОСГУ 226) — 18 000 руб.

Как корректировать принятые бюджетные и денежные обязательства?

Нередко после выполнения договорных обязательств может измениться сумма принятых бюджетных и денежных обязательств за поставленные материальные ценности, оказанную услугу (выполненную работу). В этом случае учреждению необходимо принять меры по корректировке принятых обязательств.

Если, например, услуги оказаны на меньшую сумму, чем предполагалось, необходимо составить дополнительное соглашение и скорректировать бюджетные обязательства методом «Красное сторно» на соответствующую сумму.

В обратном случае, если сумма оказанных услуг по договору оказалась больше и учреждение подтвердило факт получения услуг актами приема-передачи или другими документами, необходимо составить дополнительное соглашение на увеличение цены договора, увеличить бюджетные обязательства и, следовательно, доначислить сумму обязательств по данному договору.

Однако следует иметь в виду, что такой вариант возможен только тогда, когда у учреждения есть неизрасходованный остаток ЛБО. Это связано с тем, что принятие бюджетных обязательств сверх доведенных лимитов недопустимо.

Обратите внимание: изменение цены контракта, как и изменение объемов оказываемых по контракту работ (услуг), должно происходить в соответствии с действующими нормами федерального законодательства, в частности с Федеральным законом от 05.04.2013 N 44-ФЗ.

Роль казначейства в исполнении обязательств

Если у казенного учреждения появляются те или иные обязательства, оно обязано их исполнить. Для того, чтобы это осуществить, необходимо пройти через процедуру санкционирования оплаты денежных обязательств. По своей сути, санкционирование — это разрешительная надпись (акцепт), осуществляемая казначейскими органами после проверки документов (см. п. 5 ст. 219, п. 5 ст. 267.1 БК РФ).

Таким образом, за санкционирование отвечает Казначейство России. В это ведомство учреждение предоставляет документы, подтверждающие факт возникновения денежного обязательства. Порядок санкционирования денежных обязательств для получателей средств федерального бюджета рассмотрен в Приказе Минфина России от 17.11.2016 N 213н. Согласно п. 5 ст. 219 БК РФ, порядок санкционирования для получателей средств регионального и местного бюджетов разрабатывают финансовые органы публично-правового образования. В нем устанавливаются документы, необходимые для подтверждения возникновения бюджетных и денежных обязательств.

Только после получения отметки, подтверждающей санкционирование, учреждение может исполнить свои обязательства. При этом важно подтвердить свои действия платежными документами, согласно п. 6 ст. 219 БК РФ.

Отражение бюджетных и денежных обязательств в учете

Как показывает практика, для некоторых бухгалтеров ведение учета по бюджетным и денежным обязательствам становится камнем преткновения. Бюджетный учет по данным обязательствам ведется на следующих счетах:

Обратим пристальное внимание на то, что неотражение показателей принятых обязательств на счетах санкционирования расходов ведет к искажению бюджетной отчетности и, как следствие, признанию такой отчетности недостоверной. Данный факт, в свою очередь, может являться основанием для привлечения к ответственности в соответствии с нормами КоАП РФ и наложению штрафов.

Особенности исполнения денежных обязательств в гражданском праве

Особенности выполнения денежных обязательств обусловлены наличием обязанности одного субъекта гражданского права уплатить определенную денежную сумму другому субъекту исходя из имеющихся между ними обязательств и сводятся к следующему:

  • возможность осуществления наличных и безналичных платежей согласно требованиям законодательства;
  • легальность платежей на территории России с использованием рубля;
  • возможность использования иностранной валюты в случаях и порядке, определенных действующими нормативно-правовыми актами;
  • правомерность взыскания процентов по денежному обязательству согласно ст. 317.1 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) как платы за пользование деньгами;
  • реализация мер ответственности за неисполнение денежного обязательства в порядке ст. 95 ГК РФ.

О принципах исполнения денежных обязательств более подробно читайте в статье по ссылке: Какие существуют принципы исполнения обязательств в ГК РФ?

Особенности, связанные с валютой платежа:

  1. Рубль как основное средство платежа.
  2. Возможность указания в договоре, что платеж осуществляется в сумме, эквивалентной:
  • валюте другого государства;
  • условным денежным единицам.

В данном случае платеж производится в рублях по курсу:

  • на день платежа;
  • иную дату исходя из договора или нормативного правового акта.

Об уплате процентов за пользование денежными средствами при исполнении денежных обязательств

С 2015 года в гражданском праве РФ установлена такая особенность исполнения денежных обязательств, как уплата процентов по ст. 317.1 ГК РФ. Основные правила согласно действующей редакции ГК РФ:

  1. Плата за пользование деньгами должна быть закреплена в соглашении сторон или нормативном акте.
  2. Основа расчетов такой платы — ключевая ставка Банка России.
  3. Нормативным актом может быть установлена иная сумма процентов.
  4. Стороны также могут предусмотреть другой размер платы.
  5. Проценты на проценты начисляться не могут, кроме следующих ситуаций:
  • если это закреплено в договоре банковского вклада;
  • при осуществлении контрагентами предпринимательства.

Важно! В тех случаях, когда соглашением сторон или нормативным правовым актом для споров по денежным обязательствам закреплены досудебные претензионные процедуры, их следует соблюсти и применительно к взысканию процентов по ст. 317.1 ГК РФ (постановление Пленума ВС РФ «О применении судами некоторых положений ГК РФ…» от 24.03.2016 № 7 в ред. от 07.02.2017).

Статья 395 ГК РФ: ответственность за неисполнение денежного обязательства

Ответственность за неисполнение контрагентом денежного обязательства по ст. 395 ГК РФ сводится к следующему:

  1. Основания для применения данной статьи — необоснованное владение деньгами, избегание своевременного возвращения денежных средств или другие виды просрочек.
  2. На сумму долга начисляются проценты исходя из ключевой ставки Банка России.

    Обратите внимание! Ключевая ставка Банка России в настоящий момент составляет 4,5% (подробности здесь). При этом до установления ключевой ставки как основы для исчисления процентов за неисполнение обязательств (закон от 03.07.2016 № 315-ФЗ) положения ст. 395 ГК РФ основывались на других критериях:

    • исчисление процентов связывалось со средними ставками банковского процента для вкладов граждан (закон от 08.03.2015 № 42-ФЗ);
    • делалась привязка к ставке рефинансирования / учетной ставке (изначальная редакция ст. 395 ГК РФ).
  3. Иной размер ответственности может быть закреплен как в нормативных документах, так и в соглашении контрагентов.
  4. Если суммы недостаточно для покрытия всех убытков, превышающая проценты по ст. 395 сумма также подлежит взысканию.
  5. Если в договоре закреплена неустойка, проценты по ст. 395 ГК РФ не начисляются.
  6. Суд может снизить сумму процентов как необоснованную, но не ниже размера, начисляемого по ст. 395 ГК РФ исходя из ключевой ставки Банка России.

Разъяснения Верховного суда РФ об особенностях исполнения денежных обязательств

Обратите внимание! В конце 2016 года Верховный суд РФ (далее — ВС РФ) разъяснил ряд моментов относительно исполнения денежных обязательств (постановление Пленума ВС РФ «О некоторых вопросах применения общих положений ГК РФ…» от 22.11.2016 № 54, далее — постановление № 54), в частности:

  1. Если имело место солидарное обязательство, а один из должников по нему исполнил его, причем в размере больше его собственного обязательства, такой должник вправе требовать с остальных должников (в порядке регресса) не только эту разницу, но и оплату его расходов на исполнение первоначального солидарного обязательства (п. 53 постановления № 54).
  2. Если существует неизвестность относительного того, где находится кредитор, кто является уполномоченным лицом и т. п., а также если кредитор уклоняется от получения причитающегося ему по договору, должник вправе исполнить свое обязательство путем внесения денег на депозит к нотариусу. Однако в данном случае есть свои нюансы:
  • особенности могут быть закреплены в нормативном акте;
  • договором можно установить, что внесение денег на депозит — основной способ исполнения денежного обязательства (п. 54 постановления № 54).

О нюансах исполнения денежных обязательств в зависимости от субъектов правоотношения

В зависимости от того, кто является субъектом денежного обязательства, законодатель предусмотрел некоторые особенности его исполнения:

  • Законодательство определяет особенности расчетов в случаях, когда одной из сторон отношений является гражданин. Так, если вопрос касается денежных обязательств госструктур перед гражданами, то он регулируется в порядке, утвержденном Правительством РФ (постановление от 02.08.2010 № 590).
  • В случае если физическим лицом получены деньги от ломбарда, то для взыскания денежных средств с процентами в судебном порядке ломбарду требуется доказать, что им было получено имущество. Отсутствие доказательств приведет к отказу в удовлетворении требований (апелляционное определение краевого суда (Пермь) от 06.04.2016 по делу № 33-3759/2016).
  • Денежные обязательства между юридическими лицами осуществляются с соблюдением особенностей, установленных Центробанком. Так, предельные расчеты наличными составляют не более 100 000 руб. (письмо Центробанка «О наличных расчетах между юридическими лицами» от 02.07.2002 № 85-Т, указание Центробанка «О наличных расчетах» от 07.10.2013 № 3073-У).
  • В случае если платежи осуществляются физическими лицами через терминалы самооплаты, то есть фактически третьими лицами, применяются нормы закона «О платежных агентах» от 03.06.2009 № 103-ФЗ. Особенностью отношений «физическое лицо — платежный агент — конечный получатель» является то, что платежные агенты должны проводить расчеты через специальные банковские счета. Несоблюдение данного правила влечет их привлечение к административной ответственности (постановление ВС РФ от 08.08.2016 № 307-АД16-459 по делу № А56-51620/2013).

О нюансах исполнения денежных обязательств в иностранной валюте

Расчеты в России производятся в рублях. Вместе с тем признание условий соглашения о произведении платежей в иностранной валюте недействительными автоматически не означает признание недействительным договора в целом. Если стороны в остальном достигли соглашения, то вопрос о произведении платежей решается с учетом того, что платежи подлежат осуществлению в рублях (п. 31 постановления № 54).

Аналогично если стороны согласовали произведение расчетов в иностранной валюте в нарушение валютного законодательства, то расчеты производятся в рублях (п. 3 информационного письма президиума ВАС РФ от 04.11.2002 № 70, далее — письмо № 70).

Важно! В тех случаях, когда стороны выражают свои отношения в иностранной валюте с произведением расчетов в рублях, они не обязаны ориентироваться на официальный курс валюты. Право сторон закреплять свой курс в соглашениях подтверждено высшими судебными инстанциями (п. 29 постановления № 54, п. 12 письма № 70).

Если в соответствии с валютным законодательством платежи могут производиться в иностранной валюте, то указанное правило обязательно и для судов. При вынесении решений они обязаны указать на взыскание в иностранной валюте (п. 32 постановления № 54, п. 4 письма № 70).

О нюансах астрента в отношении денежных обязательств

Под астрентом понимается выплата за задержку в исполнении решения суда. Это не штраф, взыскиваемый в пользу государства, а выплата, идущая непосредственно в пользу взыскателя и стимулирующая скорее исполнить судебный акт.

В российском праве астрент установлен ст. 308.3 ГК РФ. Указанная статья применяется к исполнению обязательств в натуре. При определении размера выплаты суды должны соблюдать баланс интересов сторон, так неустойка не должна приводить к возникновению признаков банкротства (постановление АС ЗСО от 21.02.2018 по делу № А45-18960/2013).

Обратите внимание! Суды отказывают во взыскании астрента применительно к денежным обязательствам на том основании, что подобное не предусмотрено действующими нормативными правовыми актами (п. 30 постановления Пленума ВС РФ «Об ответственности по обязательствам…» от 24.03.2016 № 7, постановление суда Северо-Кавказского округа от 28.07.2016 № Ф08-4993/2016 по делу № А32-20655/2015).

Итак, в качестве некоторых практических рекомендаций относительно особенностей исполнения денежных обязательств выделим, что:

  • рубль — основное средство платежа;
  • проценты по ст. 317.1 ГК РФ в случаях, установленных нормативным актом или договором, уплачиваются не как ответственность, а как сумма за пользование деньгами;
  • ответственность по ст. 395 ГК РФ может быть снижена судом, но не ниже размера, установленного данной статьей, и не начисляется совсем, если договором предусмотрена неустойка;
  • при регрессных требованиях с солидарных должников могут быть взысканы расходы на исполнение обязательства.
Источники

  • https://bomonka.ru/vypiska/nedenezhnoe-prekrashchenie-obyazatelstv-denezhnoe-obyazatelstvo—chto-eto/
  • https://WiseLawyer.ru/poleznoe/34335-razgranichenie-denezhnykh-nedenezhnykh-obyazatelstv-processe-nesostoyatelnosti-bankrotstva
  • https://buh.ru/articles/documents/14831/
  • https://ai22.ru/avansovye-denezhnye-obyazatelstva/
  • https://grnt.ru/blog/uchet-kazennye/byudzhetnyie-i-denezhnyie-obyazatelstva-v-kazennyih-uchrezhdeniyah/
  • https://rusjurist.ru/obyazatelstva/ispolnenie_obyazatelstv/osobennosti_ispolneniya_denezhnyh_obyazatelstv_po_gk_rf/

[свернуть]