Альтернативное и факультативное обязательства и их основные отличия

Понятие альтернативного обязательства

В нормах ГК понятие, описывающее альтернативное обязательство, изложено весьма кратко. Однако это не мешает воспользоваться другими источниками. Этот институт был детально разработан в гражданском праве как науке. Специалисты выделяют следующие особенности альтернативного обязательства:

  • наличие нескольких предметов исполнения. Это подразумевает возможность выбора сторонами среди них. Они могут быть предусмотрены как в договоре, так и в тексте закона;
  • равнозначность предметов исполнения. Ни закон, ни договор не устанавливают приоритет одного над другим или ограничение сторон при выборе. Надлежащим будет любое принятое решение;
  • единство самого обязательства. Оно подразумевает наличие правил, по которым стороны определят его окончательное содержимое;
  • право выбора предмета исполнения может принадлежать обеим сторонам обязательства;
  • выбор предмета исполнения носит взаимоисключающий характер. Если уполномоченное лицо делает его, альтернатива перестает быть возможной.

Учитывая изложенные признаки можно получить следующее определение.

Альтернативное обязательство – это предусмотренная законом или договором возможность должника или кредитора самостоятельно выбрать предмет его исполнения, последствием чего является утрата прав становиться на ином предмете.

Примеры и исполнение альтернативного обязательства

Если стороны или закон не предусматривают иного, приоритетное право выбирать предмет исполнения передается должнику.

Правила, регулирующие исполнение альтернативного обязательства, изложены в ст. 320 ГК. Согласно этим нормам, приоритетное право выбора может принадлежать как должнику, так и кредитору. Соответствующие условия должен предусматривать закон или договор.

Если сторона, обладающая приоритетным правом выбора, не реализует его в указанный в соглашении или в правовых нормах срок, такая возможность переходит к ее контрагенту.

Подходящий пример можно отыскать в любых сферах экономики. В рамках договора поставки это может быть право поставщика направлять покупателю товар, производимый на той или иной фабрике.

Весьма распространенный пример установления в законе права кредитора самостоятельно выбрать предмет исполнения относится к отношениям, связанным с розничными продажами. Обнаружив некачественный товар, потребитель может выбрать один из имеющихся в законе вариантов действий.

Пример, когда стороны могут предусмотреть договором особый порядок, согласно которому исполнение альтернативного обязательства происходит по выбору кредитора, можно привести из области подряда. Стороны могут предусмотреть право заказчика потребовать снижения цены работ ввиду недостатков или их устранения.

Момент прекращения альтернативного обязательства

Согласно положениям закона, это происходит в момент выбора уполномоченной стороной предмета исполнения. Указанное действие является основанием для существования единственного обязательства.

Альтернативные и факультативные обязательства: в чем отличия?

Существуют 2 основных отличия между этими видами обязательств:

  • если при альтернативных обязательствах право выбора предмета исполнения может принадлежать как одной, так и другой стороне, то в случае с факультативными – эта возможность предоставлена исключительно должнику;
  • другим отличием выступает статус обязательства. Если при альтернативном варианте они равные, то, в случае с факультативным, подменный предмет исполнения носит полностью производный характер. Если одно из альтернативных исполнений становится невозможным, это не влияет на остальные правоотношения сторон. В ситуации, когда основное обязательство перестает быть актуальным, его судьбе следует и факультативное.

Определение альтернативного обязательства, действующие различия от факультативного

Альтернативное обязательство – это такое, в силу которого дебитор должен осуществить одно из двух или сразу нескольких представленных действий (или отказаться от их выполнения), вытекающих из существа обязательства.

При этом не имеет значения, какое действие выбрал дебитор или отказался от исполнения в принципе. В любом случае, обязательство будет рассматриваться как исполненное в надлежащем порядке.

Возможность выбора конкретного действия для выполнения закреплена непосредственно за должником. Тем не менее, закон, договор или прочие нормативные акты могут предусматривать и другое лицо, за которым закреплено право выбора действия. Таковым может являться как кредитор, так и третье лицо.

После того, как управомоченное на осуществление выбора лицо сделало его, обязательство теряет статус альтернативного.

Альтернативные и факультативные обязательства обладают отличиями по нижеследующим аспектам:

  • факультативное предусматривает лишь одно действие, но устанавливает право его заменить – альтернативное обязательство же предоставляет сразу два или несколько действий на выбор;
  • факультативное закрепляет право на замену исполнения только за дебитором, не предоставляя такой возможности другим лицам, в том числе и кредитору, в отличие от альтернативного;
  • кредитор по альтернативному, при допущении должником просрочки сроков исполнения, имеет право требовать выполнения определенных действий по собственному волеизъявлению, при факультативном же, если дебитор не выполнил факультативного обязательства – только требовать основного исполнения, но никак не факультативного.

Порядок и особенности исполнения альтернативного обязательства

Ст. 320 Кодекса регламентирует порядок исполнения рассматриваемого вида обязательств. В силу нормативных положений данной статьи, существуют два типа условий:

  • возможность реализации выбора закреплена за дебитором;
  • право реализации выбора закреплены за кредитором или иным лицом.

В первом случае, если дебитор не осуществил предусмотренный ему выбор в течение установленного срока, в том числе и посредством исполнения обязательства, кредитор может по собственному волеизъявлению осуществить один из двух представленных вариантов:

  • выставить дебитору требование о необходимости выполнения соответствующего действия;
  • потребовать от должника отказаться от реализации каких-либо действий.

Во втором случае, когда право осуществления выбора дано кредитору или прочему лицу, и данные лица не сделали выбор за установленное время, должник получает право на исполнение обязательства по своему собственному волеизъявлению (осуществить действия или воздержаться от таковых).

Особенности исполнения можно проследить на примере взаимоотношений между продавцом и покупателем товара.

Если документация по стандартизации имеет множество вариантов осуществления проверки качества определенного вида товаров, продавец и покупатель в договоре должны прописать, какой именно из способов проверки будет применяться.

При отсутствии такового условия будут применяться нормативные положения ст. 320 Кодекса об исполнении альтернативного обязательства – право выбора способа проверки качества будет закреплено за продавцом. Поскольку в силу ч. 4 ст. 474 ГК РФ порядок и условия проверки качества исходного товара должны быть одинаковыми как со стороны продавца, так и со стороны покупателя, покупатель обязан проверять качество продукции при помощи метода, определенного продавцом товара.

Последствия, наступающие вследствие неисполнения альтернативного обязательства своевременно

Если возможность по выбору действий закреплена за дебитором, в случае допущения просрочки последним право выбора переходит к кредитору.

Помимо непосредственного исполнения либо неисполнения соответствующих действий, предлагается также ввести в ГК РФ правило диспозитивного характера, предусматривающее не только возможность кредитора требовать от должника, при допущении последним просрочки, исполнения определенных действий, но и выбирать объект исполнения, если до этого он еще не был выбран дебитором, и предъявлять соответствующие требования.

Что следует понимать под обязательством?

Участники взаимоотношений заключают договор на совершение определенных действий:

  • передача собственности;
  • выполнение объема работ;
  • своевременная оплата кредита;
  • хранение производственной тайны.

Стороны подписывают соглашение, где указывают, что входит в их обязанности:

  • качество передаваемой продукции;
  • временной период для возвращения денежных средств;
  • срок предоставления услуг.

Один участник становится должником, другой — его кредитором, который требует выполнения обязанностей. Третьи лица, если они не участвуют в деле, не могут подвергаться требованиям, условиям и обязательствам.

Юридическое представление

В обязательственных законах происходят постоянные изменения и корректировки под влияние времени. Вносятся поправки в действующие институты, разрабатываются новые положения. Создание факультативных обязательств — пример ввода в действие нового правового явления.

В гражданском праве этот юридический элемент проработан, но описание лаконично сокращено. Более подробное объяснение можно получить из научных статей и опубликованных трудов ученых правоведения.

Основные свойства

Деятели юриспруденции установили в факультативных обязательствах наличие признаков:

  1. Заменяющий характер. Исполнение обязательств в одном или нескольких вариантах, и каждый служит причиной, чтобы прекратить договоренность по основному соглашению.
  2. Выбирать, подменять поручительство может должник, опираясь на собственные интересы, не учитывая специальных указаний, от кого бы они не поступали.
  3. В обязанность кредитора входит принятие любого исполнения. Он не должен препятствовать свободному выбору должника, иные действия считаются нарушениями.
  4. Вправе займодателя выставлять требования по основному обязательству. В этом случае у другой стороны не может быть требований к контрагенту остановиться на факультативном исполнении обязательства. Это делается должником по его волеизъявлению.
  5. Когда исчезает основной объект, становится недействительной замененная ответственность. Она производного характера и стоит под влиянием законности кредитных требований.

Отличительные черты

Большинство ответственности по договорам имеют сразу определенную вещь, которую необходимо отдать или что-то сделать. Альтернативные и факультативные обязательства определяют конкретный предмет во время производства. Отличаются взаимоотношения тем, что при создании альтернативного варианта существуют несколько предметов. Их можно применять, выбирать и использовать.

Когда факультативным способом осуществляют отдачу задолженности, заменяют основной объект другим. В первом случае признается ответственность, которую необходимо исполнить при помощи одного или разного количества действий, но можно вообще отказаться от их совершения. Допустим, заемщик передает деньги или возвращает материалы.

Возможность выбора

Альтернативой не будет, если вещь определена. Но кредитор может выбрать несколько вариантов для защиты своих прав. Примером послужит устранение недостатков после строительства дома, возмещение расходов за выполненные работы. Разделительное обязательство позволяет делать выбор участникам сделки среди нескольких существующих вариантов.

Обычно такое определение передается должнику, но фигуранты могут в договоре указать подобные условия:

  • предоставить право заемщику;
  • займодателю;
  • третьему участнику.

Факультативные обязательства в гражданском праве не предусматривают право выбора на их исполнение из нескольких вариантов. В этом случае можно только заменить один предмет на другой, при этом с односторонним действием. Его может исполнить должник, а кредитор не имеет права даже повлиять на его решение.

Они бывают:

  • видовыми и родовыми;
  • делимыми и неделимыми.

Если предмет обязательств можно разделить так, чтобы все его свойства были сохранены, он считается делимым. Таким признаком наделены обязательства, связанные с деньгами. Когда вещь, недвижимость или услуги не поддаются делению, они принадлежат к неделимым.

Если в правоотношениях рассматривать 2 вида обязанностей — исполнение альтернативных и факультативных обязательств:

  • в первом случае, когда действия нельзя объективно выполнить, займодатель выставляет требования отдать то, что возможно;
  • второй вариант не предусматривает другого исполнения, если основное обязательство невыполнимо или вышел срок для его обеспечения.

Сроки альтернативности

Реализовать право на выбор должник может в определенный ограниченный период — его регламентирует договор или нормативный правовой акт. Если до окончания срока должник не определился с вариантом исполнения обязанностей, значит, кредитор будет выбирать возможность возвращения долгов.

Когда нет установок на временной период, должник исполняет свои обязанности по договоренности. Считается, что заемщик сделал свой выбор, выполнив условия по соглашению, или письменно уведомил кредитора, сообщив в содержании о заключении дополнительной договоренности. Таким же правом наделен и кредитор, если в договоре нет сроков на определение способа исполнения обязательств. Существует 2 различных срока – осуществить выбор и исполнить работу, которые не нужно путать.

Отличие факультативного обязательства от альтернативного обязательства

Альтернативные и факультативные обязательства во многом схожи. Однако есть следующие существенные отличия:

  • право выбора того, как будет исполняться обязательство, всецело принадлежит должнику. В случае с альтернативным видом, оно предоставляется кредитору. Примером последнего выступают дела о защите прав потребителей, в рамках которых могут предъявляться требования о замене, либо о компенсации;
  • в случае с факультативными обязательствами, они полностью производны от основного. Если последние становятся недействительными, то и подменное обязательство не подлежит исполнению. Примером выступает гибель имущества, служащего предметом завещательного отказа. Аналогичная ситуация с альтернативным обязательством влечет лишь сокращение выбора возможных вариантов действий кредитора. Примером является невозможность заменить товар, ввиду его отсутствия на складе, не лишающая возможности покупателя истребовать денежные средства.

Обязательства альтернативные и родовые

262. Принцип прекращения обязательства с наступлением невозможности исполнения; специфика обязательства dare. 263. Альтернативное обязательство (altematio) и обязательство с возможной заменой исполнения (cum facultate solutionis). Право выбора должника (ius variandi). 264. Родовые обязательства

КЛАСТЕРНЫЙ АНАЛИЗ КАК МЕТОД ОПРЕДЕЛЕНИЯ И ОБОСНОВАНИЯ АЛЬТЕРНАТИВНЫХ НАПРАВЛЕНИЙ РАЗВИТИЯ РЕГИОНОВ

В аттракторе концентрируются регионы с относительно слабыми различиями по социально-экономическому состоянию. Для принятия окончательного решения по реализации определенного направления в области сокращения региональных различий необходимо знать об имеющихся альтернативах, то есть регионах

Альтернативные топлива

Мировое потребление топлив, получаемых из нефтяного сырья, непрерывно возрастает при быстром сокращении запасов нефти в районах традиционной ее добычи. В то же время происходит накопление вредных веществ в атмосфере, воде и почве. Естественный процесс ассимиляции вредных веществ в природе уже не успевает(Авиационная экология. Воздействие авиационных горюче-смазочных материалов на окружающую среду)

Лист альтернативных реакций к алгоритму снятия возражений

Реакция клиента Шаг Алгоритма Содержание Шага Альтернативные реакции Неконкретное возражение Выслушать Дать понять клиенту, что вы его услышали 1. Ага/угу/так 2. Я вас понял 3. Понял вас 4. Мне кажется, я вас понимаю 5. В определенном смысле я согласен с вами 6.
(Тренинг в организации)

Срок выбора управомоченным лицом варианта исполнения альтернативного обязательства

На реализацию права выбора должнику предоставляется некий срок (регламентированный договором или НПА). И если до его истечения он не принял решения о варианте исполнения обязательства из предложенных, право выбора передается уже кредитору (п. 1 ст. 320.1 ГК РФ).

Подобным образом в случае пропуска срока право на осуществление выбора переходит от управомоченного на выбор кредитора или третьего лица к должнику.

В ситуациях, когда такой срок не определен, управомоченный на выбор должник может реализовать свое право посредством исполнения одной из предлагаемых обязанностей в срок, установленный для исполнения обязательства (п. 44 ППВС № 54).

ВАЖНО! Свой выбор должник может совершить не только посредством исполнения обязательства, но и путем письменного уведомления кредитора, в т. ч. направления извещения соответствующего содержания, заключения допсоглашения и т. д. (см. например, постановление 17-го ААС от 13.02.2015 по делу № А71-11410/2014).

Если при отсутствии условий о сроке управомоченным на выбор лицом выступает кредитор или третье лицо, им надлежит реализовать свой выбор в разумный срок. В противном случае, если выбор так и не был сделан, должник правомочен обратиться к ним с требованием указать предмет исполнения, а при его невыполнении в 7-дневный срок (п. 2 ст. 314 ГК РФ) осуществить выбор исполнения самостоятельно. При этом правоприменитель указывает, что должник может и не обращаться с такими требованиями, если не посчитает это нужным (п. 45 ППВС № 54).

Надлежит различать срок для осуществления выбора и срок для исполнения обязательства. Наиболее рациональным представляется согласовать оба эти срока в договоре.

Факультативное обязательство (пример)

Таковым выступает обязательство, по которому должнику предоставлено право на замену основного исполнения другим (факультативным), также определенным положениями договора (ст. 308.2 ГК РФ).

О данном виде обязательств рекомендуем прочитать монографию «Факультативные обязательства по российскому гражданскому праву«. Если у вас еще нет доступа к системе КонсультантПлюс, вы можете оформить его бесплатно на 2 дня.

Главное различие структуры условий альтернативного и факультативного обязательств состоит в том, что в последнем случае при неисполнении должником обязательства у второй стороны нет правомочия выбрать способ исполнения. Допустимо требование только о реализации основного обязательства. Это в т. ч. относится и к ситуациям допущения должником просрочки или невозможности исполнить основное обязательство (п. 48 ППВС № 54).

При альтернативном обязательстве, условно говоря, стороны еще не определились, каким образом будет исполнено обязательство, поэтому согласовывают несколько приемлемых вариантов для выбора. При факультативном обязательстве все же согласовывается некое основное исполнение, на которое стороны рассчитывают. Но также устанавливается и запасной вариант, который может быть выбран должником при определенных условиях, например при невозможности реализации основного исполнения и т. д.

Для сравнения:

  • Альтернативное обязательство: «В качестве платы за передачу части земельного участка в собственность покупатель обязуется перечислить денежные средства в сумме … на счет продавца либо передать ему в собственность автомобиль …».
  • Факультативное обязательство: «В качестве платы за передачу части земельного участка в собственность покупатель обязуется перечислить денежные средства в сумме … на счет продавца, а случае невозможности перечислить названную сумму в срок до … — передать в собственность продавца автомобиль …».

Итак, альтернативное обязательство предусматривает осуществление управомоченным лицом выбора способа исполнения обязательства и переход данного права к другой стороне договора в случае несоблюдения условия о выборе в установленный срок.

По факультативному же обязательству должник имеет возможность заменить основное исполнение т. н. факультативным, согласованным сторонами.

Предмет альтернативного обязательства

Содержание понятия «альтернативное обязательство», как, впрочем, содержание любого иного правового и неправового понятия, возможно определить посредством перечисления характеризующих то или иное понятие признаков. Чем большее количество признаков характеризует то или иное понятие, тем более полно раскрывается его содержание. В настоящей статье будет совершена попытка выявить только основные признаки альтернативного обязательства, отражающие его правовую сущность. Более подробное определение всех признаков альтернативного обязательства в рамках одной статьи не представляется возможным, поскольку понятие «альтернативное обязательство» «принадлежит… к тем случаям, когда действительная природа юридического отношения обнаруживается и определяется только при посредстве последующего обстоятельства…» <1>.

<1> Бернштейн К. Учение о разделительных обязательствах по римскому праву и новейшим законодательствам. СПб., 1871. С. 320.

В течение уже более полутора столетий цивилисты по-разному определяют понятие «альтернативное обязательство». Так, Ф.Г. Савиньи определял альтернативное обязательство как «имеющее предметом одно из многих отдельных и определенных удовлетворений, так что выбор между ними остается сначала неопределенным, и для действительности обязательства необходимо последующее дополнение чьей-либо воли» <2>; Д.И. Мейер — как такие обязательства, «предметом которых является одно которое-либо из нескольких действий…» <3>; К. Бернштейн говорил об альтернативном обязательстве как о том, в котором «предметом долга состоит только одна вещь, но неизвестно, какая именно» <4>; Н.А. Макшеев считал, что «двойственным или разделительным обязательством называется обязательство, удовлетворяемое одним из многих поименованных в нем действий по выбору верителя, или должника, или стороннего лица, и не допускающее замены одного действия другим (facultas alternativa), но включающее исполнение словами «то или другое» <5>; К.П. Победоносцев — как об обязательстве, в котором «может быть несколько отдельных действий, из которых одно только должно быть исполнено» <6>; В.И. Синайский — как об обязательстве, которое «направлено на одно из нескольких действий, составляющих предмет…» <7>; Г.Ф. Шершеневич утверждал, что в альтернативном обязательстве «должник обязывается к выполнению одного из нескольких определенных действий» <8>; В.М. Гордон выделял следующие характерные признаки альтернативного обязательства: «1. Обозначается несколько определенных действий, из коих лишь одно должно быть предметом исполнения по обязательству. 2. Выбор предмета исполнения из среды таким путем обозначенных определяется от момента установления обязательства» <9>; К.Н. Анненков полагал, что объектом альтернативного обязательства является «не один, а два или несколько предметов, но так, что представлен должен быть в удовлетворение по обязательству только один из них» <10>; И.Б. Новицкий считал, что в альтернативном обязательстве предмет «один, но только еще не вполне определенный; пока определены только рамки, в пределах которых он может быть выбран» <11>; О.С. Иоффе видел в альтернативном обязательстве правоотношение «с двумя или несколькими предметами, впоследствии исполняемое лишь при помощи одного из них» <12>. По мнению К. Бернштейна <13> и В.А. Ойгензихта <14>, содержание понятия «альтернативное обязательство» во многом зависит от того, на чьей стороне — на стороне активного или пассивного субъекта — находится право выбора поведения, составляющего объект исполнения обязанностей из альтернативного обязательства.

<2> Савиньи Ф.Г. Обязательственное право. СПб., 2004. С. 289.
<3> Мейер Д.И. Русское гражданское право. Пг., 1914. С. 133.
<4> Бернштейн К. Указ. соч. С. 317.
<5> Макшеев Н.А. Учение о разделительных или двойственных обязательствах (de distinctivis sive alternatives obligationibus) по римскому праву. Догматическое изложение и изложение. Пенза, 1895. С. 7.
<6> Победоносцев К.П. Курс гражданского права: В 3 т. Т. 3. М., 2003. С. 19.
<7> Синайский В.И. Русское гражданское право. М., 2000. С. 301 (серия «Классика российской цивилистики»).
<8> Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула, 2001. С. 362.
<9> Гордон В.М. Юридическая природа альтернативных обязательств // Журнал Министерства юстиции. 1900. N 9. С. 90 — 91.
<10> Анненков К.Н. Система русского гражданского права. Т. 3. Права обязательственные. 2-е изд. СПб., 1901. С. 32.
<11> Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950. С. 122.
<12> Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 91.
<13> См.: Бернштейн К. Указ. соч. С. 3.
<14> См.: Ойгензихт В.А. Альтернатива в гражданском праве. Душанбе, 1991. С. 43.

Объект правоотношения — одно из наиболее дискуссионных понятий в российской юридической науке, которое, к сожалению, не может быть рассмотрено достаточно подробно в рамках настоящей статьи. Основные точки зрения, касающиеся содержательной стороны данной проблемы, были выработаны тремя «китами» российской (советской) цивилистики: М.М. Агарковым, О.С. Иоффе и И.Б. Новицким. По мнению М.М. Агаркова, объектом субъективного права является то, на что направлено поведение субъектов, — прежде всего, вещь <15>; по мнению О.С. Иоффе, «объектом всякого правоотношения — как вещного, так и обязательственного — являются действия» <16>. И.Б. Новицкий придерживался срединной точки зрения, полагая, что объектом правоотношения может быть как действие, так и вещь <17>. Применительно к настоящей статье <18> видится разумным использовать концепцию, в соответствии с которой «объектом гражданских… правоотношений является деятельность (поведение) субъектов правоотношения» <19>; предметом же правоотношения следует считать «различные материальные (в том числе вещественные) и нематериальные (идеальные) блага… составляющие предмет деятельности субъектов… права» <20>.

<15> См.: Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Под ред. М.М. Агаркова и Д.М. Генкина. М., 1944. С. 288 — 297; Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву: В 2 т. Т. 1. М., 2002. С. 206.
<16> Иоффе О.С. О некоторых теоретических вопросах науки гражданского права // Вестник ЛГУ. 1948. N 3. С. 84 — 97.
<17> См.: Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Указ. соч. С. 45.
<18> Более подробно о точках зрения на понятие объекта и предмета гражданского правоотношения и о соотношении указанных понятий см.: Толстой Ю.К. К теории правоотношения. Л., 1959. С. 48 — 64; Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М., 1974. С. 212 — 217.
<19> Гражданское право: Учебник. В 4 т. Т. 1. Общая часть / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. М., 2004. С. 128 (автор главы — В.С. Ем).
<20> Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд. М., 1998. С. 294 (автор главы — Е.А. Суханов).

Исходя из приведенных выше определений альтернативного обязательства, возможно сделать вывод, что содержание понятия «альтернативное обязательство» прежде всего определяется посредством специфики его предмета. Высказанные точки зрения относительно специфики предмета можно разделить на три основные группы: 1) предметом альтернативного обязательства являются все предметы исполнения (не совокупно, но альтернативно); 2) предметом альтернативного обязательства является единственный предмет, не определенный до момента выбора; 3) в зависимости от принадлежности права выбора предмета исполнения активному или пассивному субъекту: а) в случае принадлежности права выбора активному субъекту предметом альтернативного обязательства являются все предметы исполнения (не совокупно, но альтернативно); б) в случае принадлежности права выбора пассивному субъекту предметом альтернативного обязательства является единственный предмет, не определенный до момента выбора. Таким образом, большинство вышеназванных авторов придерживаются тех точек зрения, относительно которых объектом альтернативного обязательства являются либо одно определенное действие, либо «несколько определенных действий» <21>.

<21> Гражданское право. Учебник: В 2 т. Т. 2. Полутом 1 / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1999. С. 22 (автор главы — Е.А. Суханов).

Представляется, что постановка вопроса о том, сколько определенных действий составляют объект альтернативного обязательства и, как следствие, сколько конкретных предметов исполнения составляют предмет альтернативного обязательства, является некорректной. Неопределенность предмета исполнения по альтернативному обязательству является общепризнанным фактом, не нуждающимся в доказывании. Из посылок неопределенности и лишь будущей определимости предмета исполнения вытекает вывод о том, что предметом альтернативного обязательства могут быть не определенные, а возможные предметы исполнения по альтернативному обязательству <22>. После совершенного выбора один или более из указанных возможных предметов исполнения конкретизируются и становятся определенными предметами простого правоотношения, в котором отсутствует множественность возможных предметов исполнения.

<22> Данной точки зрения придерживались К. Бернштейн и И.Б. Новицкий. В настоящее время указанную точку зрения отстаивает В.А. Белов (см.: Бернштейн К. Указ. соч. С. 317, 320; Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Указ. соч. С. 122; Белов В.А. Гражданское право: Особенная часть: Учебник. М., 2004. С. 413).

«Но если характеристическая черта разделительного обязательства заключается в том, что лицо обязанное может совершить то или другое действие… то всякое обязательство, пожалуй, можно считать разделительным… Дело в том, что каждое обязательство предоставляет возможность его нарушения и с тем вместе нарушения права верителя; нарушение права влечет за собою обязательство произвести вознаграждение, которое составляет ценность действия…» <23>. Из приведенного суждения следует, что необходимо четко различать обязательство с определенным предметом и альтернативное обязательство. Критерием для такого различия должно стать понимание того, что создает видимость альтернативности при реализации любого правоотношения.

<23> Мейер Д.И. Указ. соч. С. 134.

Осуществление субъективного права, являющегося неотъемлемой составляющей содержания любого правоотношения, немыслимо без осуществления правомочий, связанных с совершением либо воздержанием от совершения действий. Именно наличие выбора в осуществлении правомочий создает видимость альтернативности в обязательстве с определенным предметом. Указанное правовое явление, несомненно, характерно и для альтернативного обязательства, однако альтернативность в последнем проявляется также и в возможности осуществления выбора конкретного предмета исполнения.

Таким образом, наличие в альтернативном обязательстве множественности возможных предметов исполнения по обязательству с определенным предметом, в которое после совершенного выбора сможет трансформироваться альтернативное, выделяет последнее из всех остальных обязательств. Альтернативное обязательство противопоставляется иным обязательствам с определенным предметом по критерию неопределенности предмета исполнения.

Единство альтернативного обязательства

В правовой литературе прошлого и настоящего не раз возникал вопрос о правомерности рассмотрения альтернативного обязательства как совокупности нескольких обязательств. Так, Д.И. Мейер полагал, что альтернативное обязательство является единым <24>; К. Бернштейн считал, что вопрос о единстве или совокупности альтернативного обязательства является прямым следствием вопроса о единстве или множественности предмета альтернативного обязательства, и склонялся к единству альтернативного обязательства <25>; Г. Пескаторе придерживался той точки зрения, что альтернативное обязательство, в котором правом выбора наделен пассивный субъект, — едино; альтернативное же обязательство, в котором правом выбора наделен активный субъект, представляет собой «соединение нескольких, совершенно друг другу равных» <26> обязательств. Аналогичных с Г. Пескаторе точек зрения придерживались и Н.А. Макшеев <27>, и В.М. Гордон <28>; И.Б. Новицкий указывал на единство альтернативного обязательства с содержанием определимым, но еще не определенным <29>; Е.А. Суханов со ссылкой на И.Б. Новицкого придерживается точки зрения о единстве альтернативного обязательства <30>; В.А. Ойгензихт указывает на двухуровневый предмет альтернативного обязательства, представляя последнее в виде единого двухуровневого правоотношения <31>; В.В. Бациев заявляет, что «нуждается в осмыслении взгляд на предмет альтернативного обязательства как на совокупность обязательств (в данном контексте не ясно, как предметом обязательства может быть совокупность обязательств. — В.П.)…» <32>.

<24> Там же. С. 133.
<25> См.: Бернштейн К. Указ. соч. С. 4, 317, 318.
<26> Gustav Pescatore. Die sogenante alternative Obligation (так называемое альтернативное обязательство). 1880 // Юридический вестник. Издательство Московского юридического общества. 1881. N 5. С. 184.
<27> См.: Макшеев Н.А. Указ. соч. С. 33.
<28> См.: Гордон В.М. Указ. соч. С. 94.
<29> См.: Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Указ. соч. С. 123.
<30> См.: Гражданское право. Учебник: В 2 т. Т. 2. Полутом 1 / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1999. С. 22 (автор главы — Е.А. Суханов).
<31> См.: Ойгензихт В.А. Указ. соч. С. 9.
<32> Бациев В.В. Обязательство, осложненное условием об отступном (замене исполнения). М., 2003. С. 104.

Все высказанные точки зрения на проблему единства или совокупности альтернативного обязательства можно в конечном счете классифицировать на четыре группы: 1) точки зрения, отстаивающие единство альтернативного обязательства вследствие единства предмета; 2) точки зрения, отстаивающие совокупность альтернативного обязательства вследствие множественности его предмета (Г. Пескаторе, В.В. Бациев); 3) точки зрения, отстаивающие единство альтернативного обязательства, несмотря на определение его предмета через множество определенных предметов исполнения (Е.А. Суханов, Г. Пескаторе); 4) точки зрения, отстаивающие единство альтернативного обязательства, несмотря на определение его предмета через множество возможных предметов исполнения (К. Бернштейн, И.Б. Новицкий, В.А. Белов). Представляется, что вопрос о единстве или совокупности альтернативного обязательства не может быть решен без выделения четких критериев, отграничивающих единые обязательства от совокупных обязательств.

Единство и совокупность обязательств необходимо отличать от простоты и сложности обязательств. Так, простота обязательства определяется посредством правовой связанности только одного активного субъекта, обладающего одним субъективным правом требования, и только одного пассивного субъекта, обладающего только одной юридической обязанностью. Сложные обязательства «подлежат юридической квалификации исходя из всей совокупности взаимных прав и обязанностей, а не из отдельных, хотя и важных взаимосвязей» <33>. Следовательно, критерием разделения обязательств на простые и сложные является количество правовых связей между активным и пассивным субъектами. Однако указанный критерий не предоставляет возможности разделить обязательства на единые и совокупные, поскольку в правовой литературе не раз указывалось на единство сложных обязательств <34>. Таким образом, едиными могут являться как простые, так и сложные обязательства.

<33> Гражданское право. Учебник: В 2 т. Т. 2. Полутом 1 / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1999. С. 22 (автор главы — Е.А. Суханов).
<34> См.: Александров Н.Г. Юридическая норма и правоотношение. М., 1947. С. 21; Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Указ. соч. С. 131, 134; Гурвич М.А. К вопросу о предмете науки советского гражданского процесса // Ученые записки ВИЮН. 1955. Вып. 4. С. 52; Мозолин В.П. О гражданско-процессуальном правоотношении // Советское государство и право. 1955. N 6. С. 56; Алексеев С.С. Общая теория социалистического права. Вып. 2. Свердловск, 1964. С. 127 — 128; Толстой В.С. Понятие обязательства по советскому гражданскому праву // Ученые записки ВЮЗИ. Вып. 19. М., 1971. С. 111; Гражданское право: Учебник. В 2 т. Т. 2. Полутом 1 / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1999. С. 22 (автор главы — Е.А. Суханов).

Видится целесообразным соотносить единство обязательств с наличием единых и единственных элементов обязательственного правоотношения. Так, простое обязательство должно признаваться единым при наличии единственной взаимосвязи между единственным активным и единственным пассивным субъектами, единственного предмета, а также при наличии единственного основания. В едином сложном обязательстве активный и пассивный субъекты, предмет и взаимосвязь между активным и пассивным субъектами могут характеризоваться множественностью. Однако указанная множественность не означает, что сложные обязательства следует рассматривать как совокупность отдельных простых обязательств. Для единых сложных обязательств характерно единство основания и единство правовой цели при реализации правоотношения, т.е. единство правового результата, на достижение которого направлена реализация правоотношения, что не характерно для простой совокупности отдельных обязательств. Таким образом, критерием отнесения обязательств к единым правоотношениям является наличие единого основания и единой правовой цели.

Из определения альтернативного обязательства как правоотношения с неопределенным предметом, содержание которого составляет множественность возможных предметов исполнения, не следует делать вывод о том, что активный и пассивный субъекты альтернативного обязательства связаны множеством взаимосвязей — по числу возможных предметов исполнения, — и поэтому нельзя делать вывод о том, что альтернативное обязательство всегда является сложным правоотношением. Количество взаимосвязей зависит не от количества возможных предметов исполнения, а от количества определенных предметов исполнения. Так, если пассивный субъект обязан передать по своему выбору предмет A или B, то подобное альтернативное обязательство является простым, так как возможных предметов исполнения два, а определенный предмет исполнения будет один <35>. Если же пассивный субъект обяжется передать по своему выбору либо A и B, либо C и D, то подобное альтернативное обязательство будет являться сложным, так как определенных предметов исполнения окажется два. Как следствие альтернативными обязательствами, являющимися по своей правовой природе едиными правоотношениями, могут быть как простые, так и сложные обязательства.

<35> Традиционно множественность в каком-либо элементе обязательства, а как следствие, и сложность самого обязательства признают только в случае множественности субъектов на активной и пассивной сторонах обязательства. Представляется, нет никаких преград для того, чтобы сформулировать понятие множественности предмета обязательственного правоотношения, под которым будет пониматься совокупность возможных предметов исполнения по обязательству. Как следствие, обязательства с множественностью возможных предметов исполнения необходимо признать сложными правоотношениями.

Выбор в альтернативном обязательстве

Отличительным признаком альтернативного обязательства является, по мнению большинства правоведов, наличие выбора. Д.И. Мейер полагал, что самым первым, «ближайшим» вопросом в альтернативном обязательстве является вопрос, «кому принадлежит выбор действия…» <36>. К.П. Победоносцев указывал, что объектом альтернативного обязательства «может быть несколько отдельных действий, из которых одно только должно быть исполнено. Которое именно — договор не определяет, а предоставляет той или другой стороне выбор в минуту исполнения (oblig. alternativa)» <37>, С.Н. Ландкоф утверждал, что «в основе понятия «альтернатива» лежит выбор…» <38>; В.А. Ойгензихт полагает, что «обязательства, содержанием которых выступает относительная… определенность, предусматривают выбор… должны признаваться альтернативными» <39>; С.В. Сарбаш считает, что в отличие от ординарного (безальтернативного) обязательства в альтернативном «должник получает возможность выбрать тот или иной предмет…» <40>. Итак, выбор является необходимым составляющим альтернативного обязательства. Вместе с тем необходимым видится определить ту функцию, которую он выполняет в альтернативном обязательстве. Для этого необходимо ответить на вопрос, является ли выбор элементом альтернативного обязательства и, в случае положительного ответа, каким элементом.

При определении сущности выбора, например, И.Б. Новицкий указывал на то, что заявление о выборе представляется не чем иным, как односторонним волеизъявлением, направленным другой стороне <41>. Однако характеристика выбора посредством указания на его тождество с волеизъявлением еще не определяет правовую природу выбора. Ведь волеизъявление является непременным атрибутом как минимум таких юридических фактов, как сделки и поступки <42>.Видится целесообразным подчеркнуть, что правовым последствием осуществления выбора является изменение альтернативного обязательства: до осуществления выбора — это правоотношение с неопределенным предметом, после осуществления выбора — это правоотношение с определенным предметом. К данному выводу склоняются следующие правоведы: К. Бернштейн, который полагал, что «обращение альтернативного обязательства в одночленное совершается посредством выбора…» <43>; В.И. Синайский, который утверждал, что «как только выбор действия состоялся, наступает неизменяемость обязательства. Оно приобретает точность и должно быть исполнено в этом виде…» <44>; М.М. Агарков, который считал, что «выбор, произведенный должником, вносит определенное изменение в правоотношение по альтернативному обязательству…» <45>; И.Б. Новицкий, который был уверен в том, что «можно рассматривать выбор как акт, превращающий альтернативное обязательство в простое и вполне определенное» <46>; В.А. Ойгензихт, который признает, что в результате выбора образуется одно-единственное обязательство <47>; В.В. Бациев, который, рассуждая об альтернативном обязательстве, заявляет: «Выбор сделан, альтернативное обязательство трансформируется в простое» <48>.Из представленных точек зрения можно сделать вывод о том, что выбор является волеизъявлением, правовым последствием которого является изменение альтернативного обязательства в части одного из элементов, а именно в части предмета альтернативного обязательства. Указанные характеристики позволяют очертить круг возможных правовых явлений, к которым относится выбор. «Одностороннее волеизъявление, порождающее, изменяющее или прекращающее какое-либо юридическое отношение, является юридическим фактом» <49>, при этом в соответствии с традиционной точкой зрения либо сделкой, либо поступком <50>.

<49> Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М., 1940. С. 69.
<50> Так, О.А. Красавчиков проводил разделение между волевыми правомерными действиями по моменту направленности на достижение правового результата. В соответствии с указанным критерием он выделял две группы волевых правомерных действий: юридические акты (направленные волевые правомерные действия) и поступки (ненаправленные волевые правомерные действия). Юридические акты делились по отраслевому признаку, и при этом все гражданско-правовые юридические акты отождествлялись со сделками (см.: Красавчиков О.А. Юридические акты в советском гражданском праве. М., 1958. С. 82, 114, 116).

Разграничение сделок и поступков традиционно проводится по критерию наличия или отсутствия направленности на достижение тех правовых последствий, которые наступают после совершения правомерного действия. В случае наличия направленности на достижение правовых последствий правомерное действие является сделкой, в случае отсутствия направленности — поступком. Представляется совершенно правильной позиция, в соответствии с которой сообщение о выборе определенного предмета исполнения по альтернативному обязательству «представляет собой нечто большее, чем простое сообщение сведений; действия эти могут быть направлены на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей» <51>. Таким образом, совершение выбора определенного предмета исполнения является правомерным действием, направленным на изменение альтернативного обязательства, причем указанные правовые последствия наступают с момента одностороннего волеизъявления субъекта, управомоченного на совершение выбора. Такая логика позволяла и позволяет ряду авторов сделать вывод о том, что совершение выбора является односторонней сделкой <52>.

<51> Толстой В.С. Исполнение обязательств. М., 1973. С. 153.
<52> См., напр.: Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М., 1940. С. 69, 70; Певзнер А.Г. Понятие и виды субъективных гражданских прав: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1961. С. 10; Власова А.В. Структура субъективного гражданского права. Ярославль, 2002. С. 6; Богданова Е. Защита прав и интересов сторон при исполнении альтернативных и факультативных обязательств // Хозяйство и право. 2004. N 6. С. 58.

Вывод о том, что совершение выбора представляет собой одностороннюю сделку, во многом основан на том, что традиционно гражданско-правовые правомерные волевые действия делятся на сделки и поступки. Однако наряду со сделками и поступками видится возможным выделять в качестве отдельного вида гражданско-правовые, правомерные, волевые, направленные на возникновение, изменение или прекращение правоотношений действия, не являющиеся сделками. Такая возможность подтверждается, в частности, мнениями М.М. Агаркова <53>, В.И. Серебровского <54>, Ю.К. Толстого <55>. Более того, В.С. Ем также полагает, что «помимо сделок к гражданско-правовым юридическим актам относятся иные юридически значимые действия субъектов, не обладающие признаками сделок» <56>. Представляется, что более точным было бы следующее утверждение: существуют гражданско-правовые юридические акты, обладающие не всеми признаками, а лишь отдельными признаками сделок и поэтому сделками не являющиеся. В такой ситуации видится уместным поставить следующий вопрос: не относится ли совершение выбора как раз к таким юридическим актам, схожим, но не тождественным сделкам? Для ответа на поставленный вопрос следует еще раз проанализировать применимость признаков сделки к выбору.

<53> См.: Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву. В 2 т. Т. 1. С. 380 — 381; Он же. Понятие сделки по советскому гражданскому праву // Там же. Т. 2. С. 352.
<54> См.: Серебровский В.И. Страхование // Избранные труды по наследственному и страховому праву. М., 1997. С. 531.
<55> См.: Толстой Ю.К. К теории правоотношения. Л., 1959. С. 16.
<56> Гражданское право: Учебник. В 4 т. Т. 1. Общая часть / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. М., 2004. С. 432 (автор главы — В.С. Ем).

Для того чтобы совершенный выбор был обязателен для сторон, он должен быть правомерным действием. Так, выбор, совершенный неуполномоченным субъектом, не из предметов выбора либо с нарушением иных условий выбора, не может считаться правомерным действием и не будет обязательным для сторон альтернативного обязательства. Таким образом, выбор в альтернативном обязательстве является правомерным действием. Выше было указано, что выбор является не просто правомерным действием, но действием, направленным на изменение альтернативного обязательства, т.е. выбор изменяет правоотношение, на изменение которого он направлен. Выбор в альтернативном обязательстве также, как правило, совершается субъектами имущественных (гражданских) прав, тем самым выбор отличается от административного акта, направленного на изменение гражданских правоотношений. В результате краткого анализа применимости признаков сделки к выбору в альтернативном обязательстве складывается впечатление, что выбор действительно является сделкой. Однако указанное впечатление является неверным.

Помимо перечисленных выше признаков выбора необходимо обратить внимание также на то, что для действительности выбора характерно отсутствие адресованности воли субъекта, совершающего выбор, конкретному субъекту или субъектам. Выбор совершается не для какого-либо субъекта, а в отношении какого-либо предмета. Результаты выбора так или иначе будут объективно восприняты контрагентом субъекта выбора. Следовательно, выбор в альтернативном обязательстве, обладая большинством признаков сделки, не обладает таким признаком, как адресованность волеизъявления субъекта, совершающего сделку. Однако видится, что критерий отсутствия адресованности воли при совершении выбора не может стать отличительной чертой выбора по сравнению со всеми остальными сделками. Действительно, для подавляющего большинства сделок предпосылкой их действительности является адресованность воли субъекта, совершающего сделку, конкретному субъекту или субъектам. Если воля в сделке не будет адресованной конкретному субъекту или субъектам, то это будет означать, что такие сделки не были совершены. Так, например, невозможно помыслить ситуацию, когда дарение совершается без одаряемого либо совершается завещание безотносительно к наследникам. М.М. Агарков считал даже, что действительность сделки предопределяется тем, была ли она воспринята субъектом, которому она адресована <57>. Вместе с тем видится, что такая точка зрения М.М. Агаркова не является достаточно убедительной в том плане, что восприятие совершенной сделки субъектом, которому она адресована, важно не для действительности или недействительности сделки, а для того, чтобы оценить, достигла или не достигла сделка того правового результата, на достижение которого она была направлена. Более того, представляется возможным привести примеры сделок, для действительности которых нет необходимости адресовать волю субъекта, их совершающего, иным субъектам. Таким примером может вполне стать односторонняя сделка, направленная на отказ от права собственности, которая достигает своего правового результата безотносительно к тому, была ли воля собственника на отказ воспринята какими-либо субъектами. Следовательно, критерий адресованности воли не является достаточным для выделения выбора из состава односторонних сделок. Необходимо обратить внимание на то, что одним из характеризующих любую сделку признаков является возможность признания совершенной сделки недействительной. При этом основания для такого признания, как правило, делятся на основания, связанные с незаконностью содержания сделки, неспособностью субъекта к участию в сделке, несоответствием воли и волеизъявления, несоблюдением формы сделки. Рассмотрим применимость указанных оснований к ситуации с признанием недействительности совершенного выбора. Представляется, что три из указанных оснований, за исключением несоответствия воли и волеизъявления, неприменимы в качестве оснований для признания совершенного выбора недействительным. Так, выбор не имеет какого-либо особенного содержания, отличного от содержания основания альтернативного обязательства. Для совершения выбора также не установлены какие-либо ограничения по субъекту выбора, требования для право- или дееспособности субъекта выбора. Аналогично отсутствуют также ограничения относительно формы совершения выбора — выбор может быть совершен в любой форме. Таким образом, представляется, что единственным возможным основанием для оспаривания выбора могло бы стать несоответствие воли и волеизъявления субъекта, совершающего выбор.

Анализ такого основания недействительности сделок, как несоответствие воли и волеизъявления, приводит к тому, что сделка может быть признана недействительной по следующим фактам: существенное заблуждение, обман, насилие, угроза, злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой стороной, совершение сделки вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных условиях. Представляется, что наличие порока воли не может служить основанием для признания выбора недействительным. Более правильным видится полагать, что такой порок воли может стать <58> основанием для признания договора, порождающего альтернативное обязательство, недействительным, а выбора — несостоявшимся. Иной вывод о том, что порок воли является основанием для признания выбора недействительным, мог бы привести к следующим ситуациям. Заключен договор, породивший альтернативное обязательство. При заключении указанного договора порок воли у субъекта выбора отсутствовал. На стадии совершения выбора на субъект выбора начало оказываться давление, которое привело к пороку воли при совершении выбора. Если признать, что порок воли является в данном случае лишь основанием для признания выбора недействительным, то после оспаривания выбора субъект выбора все равно оставался бы участником альтернативного обязательства, поскольку основание альтернативного обязательства не подверглось оспариванию. Представляется, что такая ситуация неправомерно оставляла бы субъект выбора, находящийся в неравном положении по отношению к своему контрагенту, в рамках альтернативного отношения. Неравенство положения в данном случае заключается в том, что если повторение ситуаций с существенным заблуждением и обманом маловероятно, то насилие, угроза, сговор вполне возможно повторить, равно как и тяжелые обстоятельства не исчезнут после возможного оспаривания совершенного выбора. По указанным причинам представляется обоснованным сделать вывод о невозможности оспаривания совершенного выбора, даже по основаниям, предусмотренным для сделок. Как следствие, именно невозможность оспаривания выбора отличает его от сделок, выделяя его в качестве отдельного правомерного волевого гражданско-правового акта, направленного на изменение альтернативного обязательства.

<58> Представляется, что основаниями для признания недействительным договора, порождающего альтернативное обязательство, могут стать осуществление либо насилия, либо угрозы, либо злонамеренного соглашения либо совершение сделки вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных условиях. В то же время совершение выбора с существенным заблуждением или обманом представляется маловероятным для того, чтобы быть интерпретированным в качестве оснований для признания недействительным договора, порождающего альтернативное обязательство. В таких случаях, думается, будет более продуктивным полагать, что выбор не был совершен и возможно повторить совершенный выбор.

Источники

  • https://advokat-malov.ru/obyazatelstva/alternativnoe-obyazatelstvo.html
  • https://advokat-malov.ru/obyazatelstva/ispolnenie-alternativnogo-obyazatelstva.html
  • https://FB.ru/article/464680/fakultativnyie-obyazatelstva-opredelenie-st-gk-rf-i-sovetyi-yuristov
  • https://advokat-malov.ru/obyazatelstva/fakultativnoe-obyazatelstvo.html
  • https://studref.com/628436/pravo/alternativnye_fakultativnye_obyazatelstva
  • https://rusjurist.ru/obyazatelstva/vidy_obyazatelstv/alternativnye_i_fakultativnye_obyazatelstva_v_grazhdanskom_prave/
  • https://WiseLawyer.ru/poleznoe/23263-pravovaya-konstrukciya-alternativnogo-obyazatelstva

[свернуть]