Банкротство физических лиц: недействительность сделок — основания, последствия, какие сделки могут быть оспорены и признаны недействительными

Структура и содержание статьи

Ст. 61.2 посвящена оспариванию сделок юридического лица в ходе процедуры признания его финансовой несостоятельности.

Под оспариванием сделок юридического лица подразумевается аннулирование договорных условий и его правовых последствий.

Рассматриваемая статья состоит из двух пунктов. В п. 1 указаны объективные критерии для оспаривания сделки юрлица. Это неравноценность встречного исполнения.

Тогда как п. 2 ст. 61.2 содержит субъективный критерий – намерение должника причинить вред кредиторам в части невозможности получения ими удовлетворения требований за счет имущества, принадлежащего должнику.

Сделки обжалуются непосредственно в ходе процесса о банкротстве юрлица. Обычно такие ходатайства рассматриваются арбитражным судом, в котором рассматривались дела о признании несостоятельности. Также заявитель, который не имеет статуса управляющего, вправе подать иск в мировой суд.

При этом копии заявления об оспаривании сделок должны быть переданы в пользу всех потенциальных участников процесса. Сделки должника в ходе банкротства могут быть оспорены управляющим, уполномоченным органом, кредитором и контрагентом по заключенному договору.

Кредиторы наделены правом самостоятельного оспаривания сделок должника, включения данного вопроса в повестку дня кредиторского собрания и отправки предложения управляющему по передаче иска в суд.

Правовыми последствиями обжалования сделки является:

  1. Договорные обязательства утрачивают свое правовое значение.
  2. Активы, переданные в рамках оспоренного контракта, изымаются и перенаправляются в конкурсную массу.

В процессе признания банкротства юридического лица обжалуются договоренности, которые прямо влияют на права и обязанности компаний:

  1. Изменения окладов и премиальных.
  2. Списание имеющихся обязательств.
  3. Списание налогов и сборов.

В особом порядке обжалуются договоренности, которые были заключены не должником, а иными лицами за его счет: в частности, зачет задолженности займодателем, изъятие активов, перечисление выручки от продажи юридического лица.

Гражданско-правовые сделки, результатом которых стал переход активов юрлица к третьим лицам, также могут быть обжалованы. В этом случае участником процедуры обжалования становится новый собственник.

Процесс обжалования договоренностей в процессе несостоятельности юридических лиц обладает собственными особенностями. В данном случае стоит учитывать не только положения ст. 61.2 127-ФЗ, но и Постановление Президиума ВАС РФ от 2009 года №32, Постановление Пленума ВАС РФ №63 от 2010 года.

Таким образом, в процессе признания юридического лица несостоятельным все совершенные им сделки подлежат оспариванию на общих и особых основаниях.

Признание судом сделки, совершенной должником, недействительной

Оспариваемые операции юрлица можно разделить на несколько групп:

  1. Подозрительные сделки.
  2. Договоренности с предпочтением. Основными признаками наличия договоренностей с предпочтением является то, что по их результатам одному из кредиторов было оказано больше предпочтений или удовлетворены претензии одного партнера в ущерб интересов других контрагентов. Например, долг перед определенной компанией был погашен в обход очередности.
  3. Недействительные.

Первые две разновидности гражданско-правовых сделок можно обжаловать по спецоснованиям, а третью – только на общих основаниях. В некоторых случаях управляющий в деле о банкротстве оспаривает сделку сразу по нескольким основаниям, чтобы суд наверняка принял его позицию и посчитал достаточной доказательную базу.

Признаку подозрительности соответствует множество договоров юридического лица. Основным критерием для отнесения сделки к подозрительной является подписание договоренностей с неравноценными встречными условиями. То, что встречное исполнение было неравноценным, определяется методом оценки обоснованности цены по договору. Именно по этому критерию можно оспорить сделку на основании п. 1 ст. 61.2 127-ФЗ.

Подобная неравноценность может определяться по схожим операциям, которые совершаются другими лицами на аналогичных условиях. В частности, речь идет о договорах, подписанных на нерыночных условиях по заниженной цене.

В случае если продажа имущества потенциально несостоятельной компании осуществлялась по регулируемым тарифам, то при определении обязательства неравноценным нужно учитывать действующие тарифы.

Такие неравноценные договоренности оспариваются в случае их заключения в течение года до начала банкротства или после начала процедуры.

Стоит отметить, что в 127-ФЗ приведены только специальные основания для признания сделок недействительными. Тогда как сделки также допускается оспорить с опорой на гражданско-правовое законодательство. К общим основаниям для оспаривания сделок по Гражданскому кодексу можно отнести:

  1. Если условия контракта нарушили положения закона.
  2. Операция противоречит нравственным основам.
  3. Договор является мнимым.
  4. Он подписан с недееспособным и малолетним лицом.
  5. Условия госконтракта вступают в противоречие с действительными интересами юрлица (обычно это извлечение прибыли).
  6. Сделка подписана под воздействием угроз, обмана или насилия.
Для того чтобы сделка была признана недействительной по нормам п. 1 ст. 61.2, не требуется ее исполнения обеими сторонами или одной из сторон сделки, так как неравноценность встречного исполнения может быть установлена на основе учета условий сделки.

Сделка должна быть заключена на существенно в худшую для должника сторону условиях и отличаться от цены, при которой им были совершены аналогичные сделки. При этом сопоставлять условия оспариваемого договора по рекомендациям ВАС следует не только с прочими сделками, подписанными должником, но и теми, которые были подписаны с прочими участниками оборота.

Также на основании п. 1 ст. 61.2 127-ФЗ можно оспорить сделки с формально равноценным исполнением, но только если должник на момент ее подписания понимал, что у его контрагента отсутствуют ресурсы для исполнения обязательств.

Стоит учитывать, что на основании п. 1 ст. 61.2 127-ФЗ не допускается оспаривание сделок, которые не предполагают встречное исполнение. Это например, договоры дарения, поручительства или залога. При их оспаривании нужно сделать упор на п. 2 ст. 61.2 127-ФЗ или на общие основания по Гражданскому кодексу.

Признание судом сделки, совершенной должником в целях причинения вреда правам кредиторов, недействительной

По п. 2 ст. 61.2 127-ФЗ могут быть оспорены сделки, направленные на причинение имущественного вреда кредиторам.

Недействительные сделки при признании банкротства юрлица определяются по трем основным критериям:

  1. Такие сделки нанесли ущерб имущественным интересам кредиторов.
  2. Должник ставил цели нанесения имущественного вреда кредиторам.
  3. Контрагент знал о недобросовестных намерениях должника.

Согласно п. 5 Постановления Пленума ВАС от 2010 года №63, суд может признать сделку недействительной только при одновременном соблюдении трех указанных условий.

В данном случае важное значение придается доказательной базе. Лицо, которое оспаривает данную сделку, должно доказать, что в результате нанесенного ущерба существенно уменьшилась стоимость активов юрлица, а его задолженность перед кредиторами увеличилась. В результате такое положение привело к формированию предпосылок для банкротства юрлица.

Договоренности, которые не допускается обжаловать в ходе процедуры банкротства, разделяются на две разновидности:

  1. Те, которые находятся под законодательным запретом для обжалования. В частности, это договоры, заключенные в результате торгов; стандартные соглашения по передаче активов или приему обязательств на сумму, которая не превышает 1% от стоимости активов; договоры, по результатам которых компания получила адекватное встречное исполнение.
  2. Операции с истекшим сроком давности для оспаривания. В отношении п. 1, 2 ст. 61.2 предусмотрены разные сроки исковой давности. Если сделку можно одновременно оспорить по нескольким основаниям, то применяется больший срок давности в течение 3 лет.

В каких ситуациях предполагается цель причинения вреда имущественным правам кредиторов

Потенциального банкрота могут обвинить в том, что он имел намерения причинения имущественного вреда кредиторам при соблюдении одного из следующих условий, которые перечислены в п. 2 ст. 61.2 127-ФЗ:

  1. По результатам выполнения договорных условий компания приобрела признаки неплатежеспособности, и это стало одной из причин инициации процедуры признания ее финансово несостоятельной.
  2. На момент подписания договора компания уже имела финансовые затруднения, сложности при взаиморасчетах с кредиторами и была на грани банкротства.
  3. Сделка была безвозмездной и не предполагала оплату в пользу должника.
  4. Сделка заключена для выгоды заинтересованного лица.
  5. Она была заключена для выплаты доли одному из участников компании.
  6. Если стоимость передаваемого имущества в рамках сделки превысила 20% от совокупной оценки активов юрлица.
  7. Если в процессе операции должником было изменено место регистрации, скрыты активы, искажена отчетность, была допущена халатность из-за уничтожения бухгалтерских документов.
  8. Если фактически компания-должник продолжила распоряжаться имуществом (влиять на его местонахождение, передавать его в аренду или залог и пр.), которое перешло к другому собственнику незаконно.

Тогда как контрагента должника по совершаемой сделке могут обвинить в неблагонадежных намерениях при условии, что он выступает заинтересованным лицом (например, учредители обеих компаний имеют родственные связи или являются единым лицом) или обладал сведениями о сложном финансовом положении юрлица или сведениями о нарушении им интересов займодателей. Такая информация могла быть у контрагента из открытых источников: ведь все сведения о введении в отношении юрлица отдельных этапов банкротства (процедуры наблюдения, конкурсного производства и пр.) размещаются в открытом доступе.

Сделки, которые привели к причинению имущественного вреда должнику и его кредиторам, имеют более продолжительный период для оспаривания. Он составляет 3 года до начала процедуры банкротства или 3 года после.

Таким образом, статья 61.2 127-ФЗ предусматривает основания для признания договоров, подписанных компанией в стадии банкротства, недействительными. По результатам оспаривания таких сделок отчужденное в их рамках имущество должника подлежит возврату в конкурсную массу и может быть направлено на погашение обязательств перед кредиторами. В рамках ст. 61.2 127-ФЗ допускается оспаривание договоров, которые заключены на крайне невыгодных условиях для должника, существенно отличающихся от рыночных. Также по ним можно признать недействительными сделки, которые ухудшают имущественное положение банкрота и ущемляют права кредиторов. Подозрительные сделки на антирыночных условиях по п. 1 ст. 61.2 127-ФЗ можно оспорить в течение года после их подписания, тогда как причиняющие вред кредиторам по п. 2 ст. 61.2 127-ФЗ в течение 3 лет после их подписания. При оспаривании сделок суд проверяет наличие оснований для этого по п. 1, 2 ст. 61.2 127-ФЗ.

Генезис

Как отмечается в постановлениях Конституционного Суда РФ от 12 марта 2001 г. № 4-П, от 31 января 2011 г. № 1-П, установление особого режима удовлетворения имущественных требований к несостоятельному должнику, не допускающего удовлетворение этих требований в индивидуальном порядке, позволяет обеспечивать определенность объема его имущества в течение всей процедуры банкротства. Тем самым создаются необходимые условия как для принятия мер к преодолению неплатежеспособности должника, так и для возможно более полного удовлетворения требований всех кредиторов. По существу, эта мера направлена на предоставление им равных правовых возможностей при реализации экономических интересов, в том числе в случаях, когда имущества должника для справедливого его распределения между кредиторами недостаточно. При столкновении законных интересов кредиторов в процессе конкурсного производства решается задача пропорционального распределения среди них конкурсной массы.

В соответствии с положениями Федерального закона от 28 апреля 2009 г. № 73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в текст Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) была введена в том числе ст. 61.3, установившая виды сделок с предпочтением, а также сроки их обжалования в рамках дела о банкротстве.

Согласно пояснительной записке к проекту федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон “О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций” и Федеральный закон “О несостоятельности (банкротстве)”» указанные изменения призваны уточнить материально-правовые основания оспаривания сделок в деле о банкротстве. В частности, в законопроекте уточнен перечень сделок, которые могут быть отнесены к сделкам с предпочтительным предоставлением путем казуистичного перечисления таких сделок.

Таким образом, нормой п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве установлено, что сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований, в частности при наличии одного из следующих условий:

  • сделка направлена на обеспечение возникшего до совершения оспариваемой сделки исполнения обязательства должника или третьего лица перед отдельным кредитором;
  • сделка привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредитора по обязательствам, возникшим до совершения оспариваемой сделки;
  • сделка привела или может привести к удовлетворению при наличии не исполненных в установленный срок обязательств перед другими кредиторами требований, срок исполнения которых к моменту совершения сделки не наступил;
  • сделка привела к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в соответствии с законодательством РФ о несостоятельности (банкротстве).

Сам термин «сделка с предпочтением» возник и развился в практике благодаря Постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”» (далее – Постановление № 63), в п. 10 которого он закреплен.

Субъекты и процедура рассмотрения. Предмет доказывания

Согласно абз. 5 п. 10 Постановления № 63 бремя доказывания того, что сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения, лежит на оспаривающем ее лице.

Оспаривание сделок с предпочтением является обязанностью внешнего либо конкурсного управляющего, представителя собрания (комитета) кредиторов, иного лица, уполномоченного решением собрания (комитета) кредиторов, а также временной администрации финансовой организации. Кредитор должника может оспорить сделку должника-банкрота при условии, что он самостоятельно или совместно с другими кредиторами обладает более 10% голосов на общем собрании кредиторов должника (ст. 61.9 Закона о банкротстве; Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 10 мая 2016 г. № 304-ЭС15-17156 по делу № А27-2836/2013).

Исходя из положений ст. 61.3 Закона о банкротстве и разъяснений, изложенных в п. 11–12 Постановления № 63, указанные в п. 1 данной нормы сделки, совершенные в пределах месяца до и после возбуждения дела о банкротстве (а в предусмотренных абз. 2 и 3 п. 1 случаях – в пределах 6 месяцев до и после возбуждения дела о банкротстве), признаются недействительными без необходимости установления недобросовестности контрагента (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 15 июня 2018 г. № 304-ЭС17-21427 по делу № А67-4289/2013).

Таким образом, оспаривание сделки, предусмотренной абз. 2 и 3 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве, в совокупности с отсутствием необходимости доказывания недобросовестности контрагента по сделке носит формальный характер. Заявителю необходимо доказать только факт совершения сделки в пределах срока (после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом), предусмотренного п. 2 и 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве.

Оспаривание сделки, предусмотренной абз. 4 и 5 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве, также носит формальный характер, если такая сделка совершена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом (п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Таким образом, в предмет доказывания по обособленным спорам по оспариванию сделок банкрота с предпочтением (по ст. 61.3 Закона о банкротстве), не требующих доказывания осведомленности (опровержения добросовестности) контрагента, входит:

  • по сделкам, направленным на обеспечение исполнения обязательства должника или третьего лица перед отдельным кредитором, возникшего до совершения оспариваемой сделки (абз. 2 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве; в них входят в том числе все виды обеспечительных сделок – залог, поручительство, независимая гарантия и т.д.), и по сделкам, которые привели или могут привести к изменению очередности удовлетворения требований кредитора по обязательствам, возникшим до совершения оспариваемой сделки (абз. 3 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве; в них входят, в частности, соглашения об изменении порядка и размера платежей по сделке должника, договоры залога), – необходимо доказать что, во-первых, такие сделки влекут или могут повлечь за собой оказание предпочтения одному кредитору перед другими кредиторами, и, во-вторых, совершены после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом;
  • по сделкам, указанным в абз. 4 и 5 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве (в них входят, в частности, следующие случаи: досрочное исполнение банкротом более позднему (последующему) кредитору (исполнение обязательств перед которым должно произойти позже) перед исполнениями кредиторам (более ранним кредиторам), срок исполнения обязательств перед которыми наступил; исполнение обязательств банкротом в срок перед одним кредитором в той ситуации, когда у должника на момент исполнения имелось обязательство, срок исполнения которого наступил, или просроченное обязательство перед другим кредитором) – необходимо доказать, что, во-первых, такие сделки влекут или могут повлечь за собой оказание предпочтения одному кредитору перед другими кредиторами, и, во-вторых, совершены после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

Рекомендации по доказыванию

Как отмечает Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ в Определении от 17 октября 2016 г. № 307-ЭС15-17721(4) по делу № А56-71819/2012, в целях правильного применения положений ст. 61.3 Закона о банкротстве необходимо определить, какой характер имеет оспариваемая сделка, т.е. установить, какое сочетание прав и обязанностей сторон правоотношений опосредует ее содержание.

Исходя из п. 1 ст. 61.4 Закона о банкротстве, сделки, совершаемые на организованных торгах на основании хотя бы одной заявки, адресованной неограниченному кругу участников торгов, а также действия, направленные на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих из таких сделок, не могут быть оспорены на основании ст. 61.3 Закона о банкротстве (такой запрет относится, в частности, к биржевым сделкам).

Аналогичный запрет установлен в отношении сделок по передаче имущества и принятию обязательств или обязанностей, совершаемых в обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником, при условии, если цена имущества, передаваемого по одной или нескольким взаимосвязанным сделкам, или размер принятых обязательств или обязанностей не превышает 1% стоимости активов должника, определяемой на основании бухгалтерской отчетности должника за последний отчетный период (п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Например, исполнение обязанности по внесению обязательных платежей не выходит за рамки обычной хозяйственной деятельности должника для целей применения п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве, если по размеру и срокам уплаты (взыскания) данные платежи не отличаются существенным образом от аналогичных платежей, ранее неоднократно совершенных должником или за его счет (п. 16 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 20 декабря 2016 г.).

Кроме того, как указано в п. 14 Постановления № 63, для сделок по передаче (отчуждению) должником имущества (платеж или передача другого имущества в собственность во исполнение договорного обязательства, в том числе по возврату кредита, договоры купли-продажи (для продавца), мены, дарения, кредита (для кредитора) и т.п.) с балансовой стоимостью активов должника сопоставляется стоимость этого имущества, определенная по данным бухгалтерского учета, а если доказано, что рыночная стоимость этого имущества значительно превышала такую стоимость, – рыночная стоимость.

При определении того, была ли сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, следует учитывать, что таковой является сделка, не отличающаяся существенно по своим основным условиям от аналогичных сделок, неоднократно совершавшихся до этого должником в течение продолжительного периода времени. К таким сделкам с учетом всех обстоятельств дела могут быть отнесены, в частности, платежи по длящимся обязательствам (возврат очередной части кредита в соответствии с графиком, уплата ежемесячной арендной платы, выплата заработной платы, оплата коммунальных услуг, платежи за услуги сотовой связи и интернет, уплата налогов и т.п.). По общему правилу, не входят в круг таких сделок платеж со значительной просрочкой, предоставление отступного, а также не обоснованный разумными экономическими причинами досрочный возврат кредита.

Например, если условиями кредитного договора предусмотрено, что погашение задолженности клиента по сумме основного долга осуществляется посредством ежедневного безакцептного списания банком денежных средств, находящихся на счете, то последовательно совершенные платежи по погашению кредита (списание денежных средств со счета должника в установленные кредитным договором сроки) представляют собой обычные текущие платежи по кредитному договору, не отличающиеся по срокам и размеру уплаченных платежей от определенных в кредитном договоре, и они не могут считаться взаимосвязанными сделками. В случае же, если каждый ежемесячный платеж в отдельности не превышает 1% от балансовой стоимости активов должника, в силу п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве исключается возможность их оспаривания по основаниям ст. 61.3 Закона о банкротстве (постановление Арбитражного суда Московского округа от 11 июля 2018 г. № Ф05-9485/18 по делу № А41-64492/2014).

Ответчику для доказывания, например, что оспариваемые платежи произведены в счет погашения обязательств по договору поставки товара и сумма перечисленных денежных средств не превышает 1% балансовой стоимости активов должника, помимо балансовых показателей необходимо представить доказательства того, что аналогичные данной сделке договоры систематически заключались должником с иными контрагентами. Другими словами, сделки осуществляются в рамках обычной хозяйственной деятельности, соответствующей видам экономической деятельности (ОКВЭД) должника, указанной в выписке из ЕГРЮЛ (постановление Арбитражного суда Московского округа от 4 июля 2018 г. № Ф05-21415/16 по делу № А41-1815/2016).

Подозрительные сделки

Подозрительными могут быть признаны сделки двух категорий: совершенные с неравноценным встречным исполнением обязательств и имеющие своей целью причинение вреда имущественным правам кредиторов.

Неравноценное встречное исполнение

Поскольку правоотношения, возникающие при банкротстве, затрагивают интересы не только сторон договора, но и иных кредиторов должника, оспаривание неравноценных сделок в деле о банкротстве позволяет отойти от общего принципа свободы договора.

Неравноценные сделки могут быть признаны недействительными в случае совершения их в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления. При этом фактическое исполнение сторонами сделки не имеет значения: даже если сделка не исполнена, суд может оценить неравноценность исходя из ее условий (абз. 2 п. 8 постановления № 63).

В случае оспаривания неравноценной сделки, предметом которой является недвижимое имущество, для определения периода подозрительности правовое значение имеет момент государственной регистрации перехода права собственности на объект недвижимости, а не дата заключения договора (см. Определение ВС РФ от 11.01.2017 № 309-ЭС16-13732(2) по делу № А71-83/2014).

Неравноценными признаются сделки, цены которых существенно отличаются от цен, устанавливаемых в аналогичных обстоятельствах, а также сделки, цена которых не соответствует рыночным ценам.

Примерами таких сделок могут служить — неоправданное завышение окладов одних сотрудников перед другими, выполняющими аналогичные функции (см. постановление АС Западно-Сибирского округа от 14.06.2016 № Ф04-20327/2015 по делу № А70-8790/2014) или передача ликвидного имущества в обмен на неликвидное (см. постановление АС Северо-Кавказского округа от 28.07.2016 № Ф08-4997/2016 по делу № А32-28073/2014).

Неравноценность встречного предоставления арбитражные суды, как правило, признают в случае расхождения между рыночной стоимостью и ценой контракта на 30—40 % и более (см., например, постановления ФАС Уральского округа от 29.07.2014 № Ф09-11083/12 по делу № А50-8797/11, АС Уральского округа от 19.11.2014 № Ф09-2243/14 по делу № А60-37238/2012, Центрального округа от 16.10.2017 № Ф10-4119/2017 по делу № А08-7446/2015).

Следует иметь в виду, что оспаривая неравноценную сделку, нельзя взыскать разницу между ценой сделки и ее рыночной стоимостью — контрагенту должника придется вернуть в конкурсную массу все полученное по сделке, лишь затем он сможет включить свои требования в реестр (см. Определение ВС РФ от 24.12.2015 № 303-ЭС15-11427(2) по делу № А51-17166/2012).

Необходимо учесть, что оспорить как неравноценные сделки, совершенные по исполнению публичных обязанностей, не получится. Налоговые и административные правоотношения не носят возмездного характера, ввиду чего не могут быть оспорены по правилам ст. 61.2 Закона о банкротстве (см. Определение ВС РФ от 30.03.2017 № 304-ЭС17-2805 по делу № А27-1804/2015).

Таким образом, в отличие от других специальных оснований для оспаривания сделок, чтобы оспорить неравноценную сделку при банкротстве, достаточно двух условий:

  • соответствия периоду подозрительности в один год;

  • неравноценного встречного исполнения обязательств другой стороной сделки.

Сделки, совершенные в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов

Для оспаривания сделки по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве необходимо доказать причинение вреда имущественным правам кредиторов. Под таким вредом понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и/или увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приводящие к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

В отличие от неравноценных, сделки, совершенные с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов, могут быть оспорены в случае их совершения в течение более длительного периода — трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления. Это обусловлено пороком сделки с субъективных позиций, поскольку другая сторона сделки знала об указанной противоправной цели должника. Однако и предмет доказывания по этой норме более сложный.

Закон о банкротстве определяет ряд презумпций, упрощающих доказывание для признания такой сделки недействительной.

Так, знание стороны о противоправной цели сделки предполагается, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. В данном случае осведомленность стороны можно подтвердить публикацией соответствующих сведений в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве; если не доказано иное, любое лицо должно было знать о том, что введена соответствующая процедура банкротства, а значит, и о том, что должник имеет признаки неплатежеспособности (абз. 4 п. 7 постановления № 63).

Согласно второй презумпции цель причинения вреда кредиторам предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал или в результате совершения сделки стал отвечать признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была безвозмездной или же при наличии иных условий, предусмотренных п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Для разграничения составов п. 1 и п. 2 ст. 61.2 необходимо учесть, что:

  • если сделка совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно неравноценности;

  • если же подозрительная сделка с неравноценным встречным исполнением была совершена не позднее, чем за три года, то необходимо доказать наличие трех обстоятельств:

1) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;

2) в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов;

3) другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки.

В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

Сделки, влекущие за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами

Следующим основанием для признания сделки недействительной по специальным нормам Закона о банкротстве является совершение сделки с предпочтением. Если подозрительные сделки, как правило, влекут полную или частичную утрату возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника (Определение ВС РФ от 30.01.2017 № 305-ЭС16-12827 по делу № А40-121454/2012), то сделки с предпочтением обычно влияют на распределение конкурсной массы. Данные сделки могут быть признаны недействительными ввиду того, что влекут нарушение очередности удовлетворения требований кредиторов, а также нарушают принцип пропорциональности удовлетворения требований. При этом бремя доказывания того, что сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения, лежит на оспаривающем ее лице (абз. 5 п. 10 постановления № 63).

По общему правилу указанная сделка может быть признана судом недействительной, если она совершена после принятия судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия судом заявления о признании должника банкротом.

Перечень условий для признания такой сделки недействительной является открытым. Сделка может быть признана недействительной, если она, к примеру, приводит к изменению очередности удовлетворения требований или же к удовлетворению требований с ненаступившим сроком исполнения. В таком случае доказыванию по делу подлежит только оказание предпочтения. Для признания такой сделки недействительной не требуется доказывать недобросовестность контрагента.

Однако п. 1 и 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве не говорят о признании судом сделки недействительной по одному лишь формальному основанию. Само по себе совершение платежей в течение определенных периодов времени не свидетельствует о недействительности указанной сделки. Правовое значение имеет именно оказание предпочтения одному из кредиторов. Суд при рассмотрении дела должен исследовать по существу и принять во внимание все фактические обстоятельства, важные для правильного разрешения дела, оценивая имеющиеся в деле доказательства на предмет относимости, допустимости и достоверности, а также достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном их исследовании (см. Определение Конституционного суда РФ от 02.07.2013 № 1047-О).

Сделка с предпочтением может быть оспорена и в том случае, если она была совершена и в более ранний, чем один месяц до принятия судом заявления о признании должника банкротом, срок, но при этом заявителю потребуется доказать больше обстоятельств.

Так, если сделка совершена в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, для признания ее недействительной как влекущей оказание предпочтения в наличии должны иметься следующие условия:

  • совершение сделки, влекущей нарушение очередности удовлетворения требований кредиторов, или же сделки, направленной на обеспечение исполнения обязательств перед отдельным кредитором, возникших до совершения оспариваемой сделки;

  • совершение сделки в пользу лица, которому было или должно было быть известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, свидетельствующих об указанных признаках.

О таком знании может свидетельствовать:

1) неоднократное обращение должника к кредитору с просьбой об отсрочке платежа;

2) известное кредитору (кредитной организации) длительное наличие картотеки по банковскому счету должника (в том числе скрытой);

3) осведомленность кредитора о том, что должник подал заявление о признании себя банкротом (п. 12 постановления № 63).

Законом закреплена презумпция осведомленности заинтересованного лица (перечислены в ст. 19 Закона о банкротстве) о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества. Однако указанная презумпция применяется в отношении признака неплатежеспособности или недостаточности имущества, но не в отношении обстоятельств, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества, что сужает сферу ее применения.

Суть дела

В деле о банкротстве № А11-7472/2015 конкурсный управляющий обнаружил, что за несколько месяцев до банкротства должник продал два здания и земельный участок физлицу, не получив при этом встречного представления. Дальше имущество было разделено и продано частями третьим лицам по цепочке сделок.

По мнению конкурсного управляющего, вся цепочка сделок преследовала одну цель — вывод активов должника в пользу одного единственного бенефициара.

Управляющему удалось оспорить самую первую сделку, но не удалось применить последствия недействительности в виде возврата выбывшего из собственности должника имущества в конкурсную массу. Суды упорно взыскивали стоимость проданного имущества с первого покупателя в порядке реституции. Желаемых последствий он пошел добиваться в Верховный суд.

А что Верховый суд?

ВС прислушался к доводам заявителя и отправил спор на новое рассмотрение именно в части примененных последствий недействительности.

Экономколлегия обозначила две ситуации, которые следует различать при отчуждении имущества должника в преддверии его банкротства и последующем оформлении передачи права собственности на данное имущество от первого приобретателя к иным лицам по цепочке сделок:

  1. Ситуация, когда покупатель реально вступает с должником в договорные отношения и действительно желает создать правовые последствия в виде перехода к нему права собственности.
  2. «Ситуация, когда первый приобретатель, формально выражая волю на получение права собственности на имущество должника путем подписания договора об отчуждении, не намеревается породить отраженные в этом договоре правовые последствия. Например, личность первого, а зачастую, и последующих приобретателей может использоваться в качестве инструмента для вывода активов (сокрытия принадлежащего должнику имущества от обращения на него взыскания по требованиям кредиторов), создания лишь видимости широкого вовлечения имущества должника в гражданский оборот, иллюзии последовательно перехода права собственности на него от одного собственника другому (оформляются притворные сделки), а в действительности совершается одна единственная (прикрываемая) сделка – сделка по передаче права собственности на имущество от должника к бенефициару указанной сделки по выводу активов (далее – бенефициар): лицу, числящемуся конечным приобретателем, либо вообще не названному в формально составленных договорах. Имущество после отчуждения его должником все время находится под контролем этого бенефициара, он принимает решения относительно данного имущества».

Верховный суд подчеркнул, что цепочкой последовательных сделок купли-продажи может прикрываться одна сделка, направленная на прямое отчуждение должником своего имущества в пользу бенефициара.

«Поскольку бенефициар является стороной прикрываемой (единственно реально совершенной) сделки, по которой имущество выбывает из владения должника, право кредиторов требовать возврата имущества в конкурсную массу подлежит защите с использованием правового механизма, установленного статьей 167 Гражданского кодекса, а не путем удовлетворения виндикационного иска. Споры о признании недействительными сделок, совершенных несостоятельными должниками в преддверии банкротства, и о применении последствий их недействительности отнесены к компетенции арбитражных судов, рассматривающих дела о банкротстве (пункт 1 статьи 61.8 Закона о банкротстве).
Следовательно, существенное значение для правильного рассмотрения настоящего обособленного спора имели обстоятельства, касающиеся перехода фактического контроля над имуществом, реальности передачи прав на него по последовательным сделкам.

ВС открыто указал на то, что суды просто уклонились от полноценного исследования представленных конкурсным управляющим доказательств «пороков поведения конечных собственников».

Плюс ко всему, экономколлегия отметила очень важную для арбитражных управляющих вещь:

«Учитывая изложенное и объективную сложность получения управляющим отсутствующих у него прямых доказательств притворности, должна приниматься во внимание совокупность согласующихся между собой косвенных доказательств. Если заинтересованные лица привели достаточно серьезные доводы и представили существенные косвенные свидетельства, которые во взаимосвязи позволяют признать убедительными их аргументы о совершении лишь одной прикрываемой сделки по прямому отчуждению должником своего имущества бенефициару, в силу статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации бремя доказывания обратного переходит на стороны цепочки последовательных договоров купли-продажи, ссылающихся на самостоятельный характер отношений по каждой из сделок».

Порядок оспаривания при банкротстве сделок должника

Заявление об оспаривании сделки может быть подано в арбитражный суд арбитражным управляющим по личной инициативе или по решению собрания кредиторов. Кроме того, кредитор также вправе подать такое заявление, если величина его денежных претензий (включенных в реестр требований) составляет 10 % и более от суммарного размера требований всех кредиторов, зафиксированных в реестре.

Следует понимать, что признать сделку недействительной можно только в установленный законом срок. Так, например, сделка по которой условия в худшую для должника сторону отличаются от рыночных может быть оспорена в том случае, если ее заключили в течение двенадцати месяцев до дня возбуждения дела о банкротстве или в любое время после инициирования данной процедуры.

Заявление о признании сделки недействительной подается в арбитражный суд, занимающийся делом о банкротстве конкретной фирмы. К участию в процессе привлекаются субъекты, явившиеся стороной в оспариваемой сделке и арбитражный управляющий. Кроме того, все заинтересованные кредиторы должника, также вправе участвовать в споре и представить свою позицию.

Последствия недействительности сделки в банкротстве

Главные последствия признания сделки недействительной в банкротстве содержатся в ст.61.6 рассматриваемого закона:

  • Возврат переданных фирмой-банкротом имущества, включая деньги в конкурсную массу. Если, к примеру, предметы передать в натуре уже не представляется возможным, покупатель обязан компенсировать их стоимость, а также убытки, сопряженные с ростом стоимости этого имущества.
  • Кредиторы, вынужденные вернуть имущество, могут подать заявление о включении их требований в соответствующий реестр. Долги им будут выплачиваться только в том случае, если останутся средства после удовлетворения требований кредиторов третьей очереди.
  • Если орган правосудия сочтет покупателя недобросовестным, он вовсе лишается возможности участвовать в разделе активов должника.

Конечно, для должника оспаривание сделок — это крайне нежелательный вариант развития событий, поэтому к проведению любой операции по отчуждению активов следует тщательно готовиться заранее. В частности, следует проверить полномочия субъекта, подписывающего договор, изучить выписку из ЕГРЮЛ, выяснить, есть ли у контрагента нужные разрешения и лицензии и четко понимать экономическую выгоду от этой сделки.

Если заявление уже предъявлено, банкроту в орган правосудия следует представить убедительные доказательства того, что сделка была проведена в полном соответствии с законом и имела экономический смысл. Для защиты своих прав должнику стоит воспользоваться помощью профессиональных юристов по банкротству, которые не только подготовят все необходимые документы, но и представят интересы юрлица в суде.

Сделки, совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности

Сделки, совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности, не могут быть оспорены, если цена имущества или размер обязательств по одной или нескольким сделкам, не превышает один процент балансовой стоимости активов должника. Балансовые показатели крупных предприятий могут быть довольно высокими, вследствие чего под планку обычной хозяйственной деятельности могут быть подогнаны сделки на вполне значительные суммы.

ВАС РФ разъяснил, какие сделки не могут считаться совершенными в процессе обычной хозяйственной деятельности:

  • платеж со значительной просрочкой;
  • предоставление отступного;
  • не обоснованный разумными экономическими причинами досрочный возврат кредита.

Кроме этого, ВАС РФ указывает, что к сделкам, совершенным в процессе обычной хозяйственной деятельности могут быть отнесены различные платежи по длящимся обязательствам[9], например:

  • возврат очередной части кредита в соответствии с графиком;
  • уплата ежемесячной арендной платы;
  • выплата заработной платы;
  • оплата коммунальных услуг;
  • платежи за услуги сотовой связи и Интернет;
  • уплата налогов и т. п.

Бремя доказывания того, что сделка была совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности, возлагается на другую сторону сделки – контрагента должника

Лица, уполномоченные подавать заявление об оспаривании сделок должника

Часть 1 статьи 61.9 указанного Федерального закона говорит о том, кто именно может подать заявление в арбитражный суд для ведения дела по оспариванию сделок должника. К числу таких лиц относятся:

  • арбитражные и конкурсные управляющие, которые подают заявление в арбитражный суд от имени должника. Заявление подается либо на основании своей инициативы с целью получения в конкурсную массу денежных средств, которые будут направлены на погашение имеющихся задолженностей, либо на основании решения собрания или комитета кредиторов;
  • если сумма задолженности перед конкурсным кредитором или уполномоченным государственным органом более десяти процентов, то подавать заявление на оспаривание сделки может такой кредитор или представитель такого государственного органа;
  • если речь идет о признании недействительными сделок, совершенных финансовой организацией, то подача заявления в арбитражный суд может быть осуществлена уполномоченным представителем временной администрации в случае ее назначения. Исковое заявление подается руководителем такой временной администрации от имени всей финансовой организации.

Контролирующее должника лицо

Для реализации возможностей проведения процедуры банкротства юридического лица указанным Федеральным законом введено понятие контролирующего должника лица. В соответствии с частью 1 статьи 61.10 в качестве такого лица признается юридическое или физическое лицо, которое имеет право давать обязательные к исполнению должником указания либо имело такую возможность в период не более трех лет до возникновения признаков банкротства. Возможность давать такие указания или другим способом влиять на совершаемые должником действия как критерий признания человека или юридического лица контролирующим должника рассматривается до момента принятия арбитражным судом решения о признании должника несостоятельным.

Контролирующим должника лицо может стать, если у него есть возможности влиять на совершаемые должником действия:

  • в силу пребывания в отношениях родства с должником либо при нахождении на определенных властных должностях в структуре юридического лица-должника;
  • если таким лицом была получена возможность совершать сделки от имени организации или физического лица-должника, например, на основании специальной доверенности или подписанного приказа о наделении такими полномочиями в силу занятия определенной должности;
  • если такое лицо занимало определенные должности в организации, например, главного бухгалтера, финансового директора либо другой должности, которая позволяет оказывать влияние на действия должника;
  • в силу осуществления различных действий по принуждению физического лица или юридического (на последнего принуждение оказывается через руководителей) на осуществление определенных действий доступными способами.

К числу лиц, которые по умолчанию признаются контролирующими, относятся (пока арбитражным судом не определено иное положение дел):

  • руководители или управляющие организации должника, ликвидаторы либо члены исполнительных органов организации-должника, а также члены ликвидационной комиссии;
  • лица, у которых были право и возможность распоряжаться в самостоятельном порядке не менее, чем пятьюдесятью процентами акций, и у которых есть право голоса (если речь идет об акционерном обществе), либо половиной уставного капитала в ООО;
  • лица или организации, которые обладают голосами более половины от общего количества в собрании участников юридического лица, или за счет своих голосов имеют право назначать или избирать руководителя организации;
  • лицо или лица, которые извлекали выгоду от незаконных действий лиц, выступающих от имени юридического лица при совершении сделок (в том числе выступающих от имени учредителей).

При этом ни арбитражным судом, ни иными государственными органами в качестве контролирующего лица не могут быть признаны те лица, которые только владеют частью уставного капитала организации, если такая часть не превышает десять процентов, а также лица, которые получают обычный доход от владения таким объемом уставного капитала.

Субсидиарная ответственность за невозможность полного погашения требований кредиторов

В случае если требования кредиторов не могут быть удовлетворены в полном объеме, на контролирующих должника лиц налагается субсидиарная ответственность. К числу случаев, когда не могут быть удовлетворены требования кредиторов, относятся:

  • совершение контролирующим лицом таких сделок, которые ущемляют имущественные права кредиторов
  • документы бухгалтерской отчетности, которые позволяют оценить реальную картину положения дел в организации, либо отсутствуют полностью, либо содержат искаженную информацию, не дающую возможности или затрудняющую формирование конкурсной массы и проведение других мероприятий, предусмотренных процедурой банкротства;
  • требования кредиторов, относимых к третьей очереди, если такие требования возникли в результате совершения контролирующим лицом или иными должностными лицами организации правонарушения, по которому вступило в силу решение о привлечении к одной из мер административной, уголовной или налоговой ответственности, превышают пятьдесят процентов от общей суммы требований кредиторов третьей очереди;
  • документы, в том числе об инвестиционной и иной деятельности, которые должны были храниться в организации для формирования картины ее деятельности на рынке ценных бумаг и иных инвестиций, утрачены либо содержат искаженную информацию;
  • в ЕГРЮЛ и Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридического лица не внесены те сведения, которые предусмотрены законом для внесения, и такая картина сохраняется до даты возбуждения дела о признании юридического лица несостоятельным.

Если зафиксирован хотя бы один случай из перечисленных, на контролирующих лиц возлагается субсидиарная ответственность, которая может быть признана солидарной в случае, если будет доказано, что ущерб кредиторам и невозможность удовлетворения их требований наступила в результате действий или в результате допущенного бездействия нескольких контролирующих лиц.

Размер субсидиарной ответственности, возлагаемой на контролирующее лицо, равен размеру требований кредиторов в совокупном исчислении, если такие требования включены в реестр требований кредиторов либо были заявлены уже после закрытия такого реестра. Если имущество должника было недостаточным для погашения требований кредиторов, в том числе по текущим платежам, то возникающие в результате такой недостаточности требования также подлежат включению в размер субсидиарной ответственности.

Если контролирующее лицо докажет, что его причиненный его действиями размер ущерба имущественным правам кредиторов меньше, то и размер субсидиарной ответственности будет уменьшен. Если контролирующее лицо докажет, что действовало в интересах самого должника добросовестно и не нарушало имущественные права кредиторов, то такое лицо может быть полностью освобождено от субсидиарной ответственности.

Субсидиарная ответственность за неподачу или несвоевременную подачу заявления должника

Если руководитель организации либо иное уполномоченное лицо не подало в арбитражный суд в течение одного месяца с даты выявления признаков банкротства заявление о собственном банкротстве, он подлежит обязательному привлечению к субсидиарной ответственности.

Размер ответственности при этом равен размеру обязательств организации-должника, возникших после истечения такого месячного срока, в течение которого должно быть подано заявление о признании организации банкротом, до момента вынесения такого решения.

Доказать отсутствие причинной связи между невозможностью удовлетворения требований кредиторов и нарушением обязанностей подавать заявление о признании банкротом должны сами лица, которые признаются виновными в таком нарушении.

Актуальность вопроса

Достаточно большое количество арбитражных споров занимают дела по оспариванию сделок должника в рамках процедур банкротства, в том числе по основанию неравноценности встречного исполнения.

В соответствии с п. 1 ст. 61.2 закона о банкротстве сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка).

Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.

При этом ни законом о банкротстве, ни в Постановлении № 63 не установлены критерии существенности отличия цены оспариваемой сделки от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки.

Аналогии права

При определении существенности судами обычно применяются следующие аналогии права, в которых также упоминаются признаки кратности.

Анализ текущей судебной практики

Анализ решений арбитражных судов по вопросу «существенности расхождения» и неравноценности сделок в банкротстве уже проводился коллегами из юрфирмы «Кульков, Колотилов и партнеры» в статье «Неравноценные сделки в банкротстве: ключевые проблемы оспаривания». Для оценки существенности отличия цены от рыночной в рассматриваемой работе был проведен анализ 93 дел, которые дошли до Верховного суда в 2017–2018 годах. В статье по итогам анализа выведены диапазоны отклонений, когда суды считали цену однозначно завышенной (более 66%) или заниженной (более 37%) либо не признавали существенно искаженной (от минус 18% до плюс 35%), а также выделены диапазоны неопределенных решений, когда решения судов были различными. При этом указанная работа не включала анализ в разрезе объектов сделок, их характеристик, а также рынка объектов сделок, что, как правило, существенно влияет на возможные рыночные диапазоны отклонений.

Мы провели более глубокий анализ подобных дел, расширив временной диапазон до середины 2019 года. Было отобрано для анализа только 79 арбитражных дел, дошедших до ВС, и в которых была раскрыта рыночная и фактическая стоимость предмета договора. Следует отметить, что ни один спор не был передан на рассмотрение в коллегию по экономическим спорам ВС.

Анализ существенности расхождений в разрезе объектов

Проведенный более глубокий анализ в целом показал достаточно однозначные пороговые значения в разрезе объектов оценки, представленные далее в таблице.

Так как наиболее часто при вынесении решений судами степень существенности определяется через признак многократности, анализ проводился по значениям кратности расхождений.

Таблица № 1. Существенность расхождений в разрезе объектов оценки

Как видно из представленной таблицы, по движимому имуществу имелось достаточно много наблюдений анализа, при этом была четкая отсечка перехода расхождения из несущественного (1,3 раза) в существенное (1,4 раза).

Рисунок 1. Распределение расхождений по движимому имуществу.

По недвижимости, как видно на диаграмме, наблюдается пересечение пяти наблюдений в диапазоне значений от 1,51 до 1,74.

Рисунок 2. Распределение расхождений по недвижимому имуществу.

Для понимания, является ли этот диапазон неким «диапазоном неопределенности» для судов или приведенные наблюдения имеют иные объяснения, детализируем их более подробно.

Представленная детализация позволяет говорить о следующем. Даже в отношении квартир расхождения в 1,56 и 1,74 раза признаны судами несущественными. Расхождения в размере 1,51 и 1,63, признанные судами существенными, выбиваются из логики кратности и не имеют простого объяснения. Однако обращает на себя внимание тот факт, что один объект находится в Москве, а другой – в Сочи, то есть в городах с достаточно развитыми рынками.

В отношении объектов, собранных в группу «Бизнес», и без графического анализа видно, что, с одной стороны, имеющихся наблюдений недостаточно для однозначных выводов, с другой – что они вписываются в общую логику распределения по признаку кратности. В частности, качественный переход наблюдается в значениях 1,4–2,5.

Можно сделать вывод, что в случае кратного (например, в два раза) отличия цен сделок от установленной судами рыночной стоимости расхождение с высокой степенью вероятности будет признано судом существенным и, соответственно, встречное исполнение – неравноценным. Для движимого имущества высока вероятность признания расхождения существенным уже на уровне 1,4 раза. Для недвижимости также существуют риски признания расхождения существенным от 1,5.

Типовой подход не всегда работает

Важно понимать, что такой упрощенный подход к оценке существенности расхождений не всегда экономически обоснован. Рыночная стоимость, как правило, устанавливается в рамках судебной экспертизы как расчетная величина на основе рыночных данных в рамках определенных подходов оценки, в которых погрешность расчетов связана с такими факторами, как неопределенность прогнозов денежных потоков, (не) развитость рынка, значительный размер корректировок в расчетах и т. д. Приведем несколько примеров, когда кратность может быть объективным следствием высокой погрешности расчетов:

1. Земельные участки, не имеющие развитого рынка, для которых стоимость определяется методами остатка, выделения или предполагаемого использования. В данных методах для получения стоимости земельного участка из стоимости объекта недвижимости вычитается стоимость строений, что при малой доле стоимости земельного участка дает значительную погрешность.

2. Специализированные объекты. Это могут быть как объекты производственного назначения (например, трансформаторные, насосные, бойлерные), так и непроизводственного (например, стадионы, детские садики).

3. При оценке нематериальных активов расчет часто проводится на основе модели оценки бизнеса с дальнейшим выделением доли, приходящейся на такой актив, при этом к погрешности прогнозов денежных потоков от бизнеса добавляется погрешность установления доли такого актива.

Возможна и обратная ситуация, когда на развитых рынках (например, автомобилей, типовых квартир) в крупных городах расхождение менее чем в два раза может также иметь признаки существенности.

Субъекты и процедура рассмотрения обособленного спора об оспаривании сделки по мотиву неравноценности

Кто может обращаться с заявлением в суд о признании сделки недействительной ввиду противоречия условиям, закрепленным в ст. 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве?

Таковыми являются внешний либо конкурсный управляющий, представитель собрания (комитета) кредиторов, иное лицо, уполномоченное решением собрания (комитета) кредиторов, а также временная администрация финансовой организации. Следовательно, и для оспаривания неравноценных сделок субъекты оспаривания будут те же.

Кредитор должника может оспорить сделку должника-банкрота при условии, что он самостоятельно или совместно с другими кредиторами обладает более 10% голосов на общем собрании кредиторов должника (п. 2 ст. 61.9 Закона о банкротстве; Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 10 мая 2016 г. № 304-ЭС15-17156 по делу № А27-2836/2013).

Ответчиками по обособленному спору об оспаривании неравноценных сделок должника в рамках дела о банкротстве являются контрагенты должника, с которыми совершена сделка.

Оспорить неравноценную сделку должника применительно к п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве допустимо только в рамках дела о банкротстве. В случае принятия заявления об оспаривании арбитражный суд возбуждает обособленный спор в рамках дела о банкротстве должника.

Предмет доказывания

Согласно п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки.

При этом под неравноценным встречным исполнением обязательств понимается, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения.

Согласно правовой позиции, изложенной в п. 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”» (далее – Постановление Пленума ВАС РФ № 63), неравноценное встречное исполнение обязательств другой стороной имеет место, в частности, в случае, если цена сделки и (или) иные условия на момент ее заключения существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки. При сравнении условий сделки с аналогичными сделками следует учитывать как условия аналогичных сделок, совершавшихся должником, так и условия, на которых аналогичные сделки совершались иными участниками оборота.

Сделка признается недействительной по указанному критерию даже в случае, когда должнику на момент заключения сделки было известно, что у контрагента нет и не будет имущества, достаточного для осуществления им встречного исполнения, хотя условия сделки формально предусматривали равноценное встречное исполнение.

Безвозмездные сделки (например, прощение долга) не оспариваются по основанию неравноценности, а оспариваются по иным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве.

Помимо факта неравноценности встречного исполнения подлежит доказыванию тот факт, что сделка совершена в течение года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления (данный срок является периодом подозрения, который устанавливается с целью обеспечения стабильности гражданского оборота).

В случае недоказанности хотя бы одного из перечисленных обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию (например, постановления Арбитражного суда Московского округа от 26 декабря 2017 г. № Ф05-19629/16 по делу № А40-42912/2014; от 5 апреля 2017 г. № Ф05-19577/16 по делу № А40-252160/2015; от 30 августа 2016 г. № Ф05-12971/13 по делу № А40-98294/2012).

Неравноценное встречное исполнение является объективным критерием для оспаривания подозрительной сделки, которого достаточно для признания сделки недействительной и применения реституционных последствий (абз. 2 п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ № 63).

На практике встречаются следующие ситуации, являющиеся предметом рассмотрения судами при оспаривании неравноценных сделок:

  • должник передал имущество и получил плату по заниженной стоимости, однако рыночная стоимость имущества значительно выше;
  • должник купил и оплатил имущество по завышенной стоимости, однако рыночная стоимость имущества значительно ниже;
  • должник передал имущество по рыночной цене, однако получил от контрагента лишь частичную плату.

В первых двух случаях для установления факта равноценности или неравноценности совершенного по сделке встречного исполнения необходимо обладать информацией как о стоимости имущества, переданного должником по сделке, так и о стоимости полученного за данное имущество предоставления. Во всех указанных случаях при наличии дополнительной к основной обеспечительной (залог, поручительство) сделки подлежать оценке на предмет неравноценности будут и условия обеспечительных сделок. В первых двух ситуациях обособленный спор такого рода не может быть разрешен без привлечения эксперта/специалиста (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 27 марта 2017 г. № Ф07-1859/17 по делу № А56-19568/2016).

Доказывание. Рекомендации по доказательственной работе

В обособленных спорах об оспаривании сделок должника следует руководствоваться следующим алгоритмом доказывания.

Во-первых – пока не представлены иные доводы (управляющим или кредитором) цена в договоре считается рыночной (ст. 421, 424 ГК РФ). В таких обстоятельствах проверка на предмет неравноценности может быть осуществлена в подавляющем большинстве случаев лишь в связи с неполной (частичной) оплатой контрагентами полученного по такой сделке от должника актива.

Во-вторых, если довод о несоответствии цены сделки заявлен оспаривающим ее лицом, то ключевое значение имеют отчет об оценке стоимости переданного актива по сделке и его процессуальный статус [кем, когда заявлен и в каком статусе (заключение эксперта или специалиста)].

Обязанность представить отчет о рыночной стоимости передаваемого по оспариваемой сделке имущества лежит на заявителе (в порядке ст. 82 АПК РФ). Другие лица, участвующие в споре, также вправе представить заключение специалиста и заявить ходатайство о проведении оценочной экспертизы для проверки достоверности и подлинности отчета оценщика.

Более того, если заявитель не представил заключение экспертов о фактической стоимости как имущества, переданного должником по сделке, так и полученного за данное имущество предоставления, заключение специалистов со стороны других участников спора играет важную роль в определении судом указанного факта (постановление Арбитражного суда Московского округа от 10 октября 2017 г. № Ф05-13918/17 по делу № А40-251504/2015).

Кроме того, при принятии решения арбитражный суд в мотивировочной части должен указать в том числе на фактические и иные установленные обстоятельства дела; доказательства, на которых основаны выводы суда об обстоятельствах дела и доводы в пользу принятого решения; мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы участвующих в деле лиц (ч. 4 ст. 170 АПК РФ). Однако если не исследован вопрос о равноценности встречного исполнения, выводы о наличии либо отсутствии оснований для признания сделки недействительной по причине отсутствия равноценного встречного предоставления являются преждевременными, что может повлечь отмену решения и направление дела на новое рассмотрение (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 15 февраля 2018 г. № Ф09-5357/17 по делу № А07-2894/2015).

Проиллюстрирую изложенное на практических примерах.

Если управляющий (кредитор) заявил отчет об оценке в качестве доказательства, то он будет расценен как заключение специалиста. В таком случае контрагенту должника рекомендуется представлять свой отчет об оценке, если он полагает, что рыночная цена актива соответствует договорной; при противоречии отчетов друг другу вопрос с большой долей вероятности решит экспертиза [судебная экономическая (оценочная)]; если таковой не будет, то судом могут быть приняты во внимание недочеты/нарушения, которые содержатся в отчете, представленном той или иной стороной.

При этом управляющему (кредитору) не рекомендуется представлять подготовленные специалистами «исследования», «обзоры рынка» или «письменные консультации» в отсутствие отчета об оценке. Такого рода документы могут быть не признаны заключениями специалистов с учетом норм Федерального закона от 29 июля 1998 г. № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» (далее – Закон об оценочной деятельности).

Если контрагент должника заявляет о приобщении отчета об оценке, который подтверждает рыночность цены сделки (актива), то пассивная позиция управляющего/кредитора уменьшает шансы на успешное оспаривание. Суд вправе рассмотреть спор только по имеющимся доказательствам и основывать свои выводы лишь на одном отчете об оценке (если другая сторона свои доказательства не представляла).

При этом каждая из сторон не лишена возможности сразу же заявить ходатайство о назначении судебной экономической экспертизы стоимости актива.

Вместе с тем следует всегда помнить, что эксперт оценивает все материалы, переданные ему судом. Среди них может быть уже приобщенное одной из сторон доказательство в виде оценочного отчета, что учитывается экспертом. Как минимум, ему, вероятно (на основании принципа мотивированности экспертного заключения), придется либо согласиться (полностью или частично) с выводами специалистов в отчете об оценке, либо аргументированно на них возразить в своем экспертном заключении.

Активная позиция стороны по обособленному спору, заключающаяся в представлении отчета об оценке, соответствующего требованиям Закона об оценочной деятельности, в котором отсутствуют недочеты, пороки или изъяны (по форме, содержанию, примененной методике), четком формулировании вопросов при назначении судебной экспертизы, внесении денег на депозит суда, даче мотивированных возражений против отчета об оценке, подготовленного по заказу другой стороны, повышает шансы на успешное оспаривание сделки или успешную защиту сделки от оспаривания.

Влечет ли отсутствие оплаты по договору купли-продажи при наличии в нем условия о полной оплате недействительность договора?

Подозрительная сделка может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки (ст. 61.2 Закона о банкротстве). Применение этой нормы на практике нередко вызывает вопрос: если договор между компанией-должником и третьим лицом содержит положение, в котором стороны подтверждают, что оплату по этому договору компания-должник получила в полном объеме, но при этом анализ хозяйственной деятельности этой компании и движения ее денежных средств свидетельствует о том, что покупатель не платил и подтверждение оплаты было лишь формальным, будет ли такая сделка недействительной?

Например, в одном деле компания в преддверии процедуры банкротства продала ликвидный земельный участок физическому лицу. По мнению кредитора, обратившегося в суд с требованием о признании этой сделки недействительной, рыночная стоимость отчужденного имущества была значительно выше, чем его цена по оспариваемому договору. Кроме того, в качестве одного из доводов кредитор привел тот факт, что покупатель не заплатил продавцу даже оговоренную сторонами цену. При этом в самом договоре факт оплаты стороны зафиксировали, однако платежного документа суду представлено не было.

Различные суды по-разному разрешают споры в подобных обстоятельствах.

Так, Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 24.11.2016 № 15АП-15047/2016 по делу № А32-19671/2013 пришел к выводу, что отсутствие платежного документа, подтверждающего оплату физическим лицом приобретенного имущества, само по себе не доказывает безвозмездность сделки, поскольку текст договора может расцениваться как расписка в получении продавцом денежных средств. Суд отметил также, что непередача бывшим руководителем должника конкурсному управляющему бухгалтерских документов должника не может каким-либо негативным образом отражаться на правах и обязанностях физического лица, факт оплаты которого подтвержден договором и последующей регистрацией перехода права собственности на спорное имущество за покупателем в Росреестре.

Такой правовой подход поддержал и Верховный суд РФ (см. Определение ВС РФ от 11.01.2017 № 308-ЭС14-7166(3)). Более того, отказывая кредитору в передаче дела на рассмотрение Коллегии по экономическим спорам, судья ВС РФ отметила, что довод кредитора о том, что оплата по спорным договорам не состоялась, сам по себе о неравноценности сделки не свидетельствует, так как последующее исполнение не меняет условия договора. Для оспаривания сделок по соответствующему основанию конкурсный управляющий мог доказать, что должник знал о заведомой неисполнимости спорных договоров (абз. 5 п. 8 постановления № 63), чего им сделано не было.

Между тем приведенную позицию Верховного суда РФ нельзя назвать устоявшейся — совершенно иной подход высказал Верховный суд РФ в Определении от 01.12.2016 № 305-ЭС15-12239 по делу № А40-76551/2014.

В этом деле банк в преддверии отзыва у него лицензии приобрел нежилые помещения, а уже через месяц продал их физическому лицу. Оплату по договору физическое лицо произвело не сразу, а спустя почти полгода — сразу после того как на его счет в другом банке поступила необходимая сумма. При этом, как утверждал конкурсный управляющий банком-продавцом, денежные средства, которыми физическое лицо оплатило покупку нежилых помещений, поступили на его счет от компании, которая получила их от самого банка-продавца, перечислившего денежные средства в счет оплаты приобретенных им ранее у этой компании неликвидных векселей. При этом в договоре купли-продажи недвижимости содержалось указание на полную оплату недвижимости покупателем на момент его подписания, а переход права собственности на недвижимость к покупателю — физическому лицу был зарегистрирован.

Заявляя требования о признании сделок банка (купли-продажи помещений, покупки векселей и перечислению денежных средств во исполнение этих сделок) недействительными, конкурсный управляющий банком указывал, что целью их заключения явилось лишь формальное прикрытие передачи денежных средств и недвижимого имущества банка в пользу сторонних лиц фактически без предоставления встречного исполнения.

Верховный суд РФ, в отличие от судов нижестоящих инстанций, которые рассматривали сделки купли-продажи недвижимости и векселей по отдельности и не усмотрели в них признаков недействительности, с доводами арбитражного управляющего согласился. Он посчитал, что указанные сделки банка следует рассматривать как взаимосвязанные и в таком качестве оценивать последствия их совершения для банка и его кредиторов.

Позиция Верховного суда РФ по второму приведенному делу (№ А40-76551/2014) представляется более обоснованной, чем позиция по первому делу (№ А32-19671/2013). Если отсутствие оплаты по договору рассматривать в качестве дебиторской задолженности, которую конкурсный управляющий обязан взыскивать, то на практике это приведет к возможности на формально законном основании выводить имущество из конкурсной массы должника, ничего не предоставляя взамен.

Обычной на практике является ситуация, когда имущество, приобретаемое при сомнительных обстоятельствах, в дальнейшем перепродается лицам, которые защищены правилами ст. 302 ГК РФ о добросовестности. Но если имущество приобретено безвозмездно у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать его во всех случаях (ч. 2 ст. 302 ГК РФ). Условие договора о полной оплате приобретаемого имущества покупателем, притом что фактически такая оплата не производилась, дает покупателю необоснованное право заявлять о возмездном приобретении имущества и добросовестности, что в конечном итоге блокирует возможность возвратить это имущество в конкурсную массу с помощью виндикационного иска.

Кроме того, представляется сомнительным вывод о том, что конкурсный управляющий может и должен доказывать в подобных спорах, что должник знал о заведомой неисполнимости спорных договоров. Для этого конкурсному управляющему или кредитору необходимо обладать сведениями об имущественном положении покупателя, чтобы доказать в судебном процессе, что лицо не имело средств, которые бы позволили ему оплатить приобретаемое имущество.

Безусловно, арбитражный управляющий наделен правом запрашивать необходимые сведения о должнике, лицах, входящих в состав органов управления должника, контролирующих лицах, принадлежащем им имуществе (в том числе имущественных правах), контрагентах и обязательствах должника (абз. 7 п. 1 ст. 20.3 Закона о банкротстве). Между тем данные права предоставлены исключительно в отношении должника и контролирующих лиц. Как показывает практика, в большинстве случаев вывод активов производится в пользу лиц, юридически не связанных с должником, однако по тем или иным причинам подконтрольных ему.

Неравноценное встречное исполнение: где проходит граница между действительностью и недействительностью сделки?

Согласно п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве действительность совершенной должником в преддверии банкротства сделки зависит от равноценности встречного исполнения по ней. Под неравноценным встречным исполнением при этом понимается любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.

Первый вопрос, который возникает в данной связи: что понимается под такими оценочными понятиями, как «неравноценность» и «существенность»?

Действующее законодательство и разъяснения высших судебных инстанций не дают прямого ответа на данный вопрос. В судебной практике сформирован подход, в соответствии с которым признаки существенности оцениваются по правилам подп. 4 п. 2 ст. 40 НК РФ (отклонение более чем на 20% в сторону повышения или в сторону понижения от уровня цен по идентичным (однородным) товарам (работам, услугам) в пределах непродолжительного периода времени).

Так, например, арбитражный суд Амурской области Определением от 18.02.2013 по делу № А04-957/2012 удовлетворил требования конкурсного управляющего о признании сделки купли-продажи водонапорной скважины недействительной в связи с расхождением между рыночной стоимостью, определенной на основании заключения эксперта, и ценой отчуждения, установленной в договоре. Однако апелляция с таким решением суда первой инстанции не согласилась. Дело в том, что разница между рыночной стоимостью и ценой сделки составила всего 15,3%. Апелляция, руководствуясь правилами п. 2 ст. 40 НК РФ, посчитала такое расхождение несущественным (см. постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 03.06.2013 № 06АП-1487/2013 по делу № А04-957/2012).

Пятнадцатым арбитражным апелляционным судом в постановлении от 09.01.2017 № 15АП-6713/2016 по делу № А32-19671/2013 был сформирован аналогичный правовой подход, только уже без ссылки на налоговое законодательство. В этом деле суд указал, что разница менее чем в 20% между ценой договора и ценой аналогичных сделок не является существенной.

На наш взгляд, эта позиция не полне обоснованная и нуждается в уточнении по следующим причинам.

Вопрос о рыночной стоимости спорного имущества фактически является решающим для правильного рассмотрения данных споров. Из содержания ст. 3 Федерального закона от 29.07.98 № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» следует, что рыночная стоимость носит вероятный характер и имеет как минимальный, так и максимальный размер. Эксперты, анализируя рыночную стоимость имущества, могут применять корректировки, в частности скидку на торг. Например, в одном споре в отношении участков сельскохозяйственного назначения корректировка достигла значения в 17% (см. постановление АС Северо-Кавказского округа от 02.11.2016 № Ф08-6367/2014 по делу № А32-19671/2013).

В результате складывается ситуация, при которой в одном деле суд признает недействительной сделку, отличающуюся на 20% в худшую для должника сторону от цены аналогичных сделок, а в другом деле указанное расхождение практически нивелируется скидкой на торг в 17%.

Представляется, что, во-первых, величина указанного критерия должна быть выше — на уровне 40—50%, а во-вторых, указанное процентное соотношение следовало бы закрепить в Законе о банкротстве. Это позволило бы устранить существующие противоречия в судебной практике и избавило суды от необходимости мотивировать решение нормами налогового законодательства, которое в принципе не допускает применения по аналогии.

Особенности предмета доказывания. Как доказать недействительность оспоримой сделки?

Статья 61.2 Закона о банкротстве содержит фактически два самостоятельных юридических состава недействительных сделок.

Для признания недействительной подозрительной сделки на основании п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве необходимо доказать одновременное наличие следующих обстоятельств:

  • сделка совершена должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления;

  • наличие неравноценного встречного исполнения обязательств, при котором рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.

Как уже было отмечено, существенным для данной категории споров суды признают отличие цены сделки более чем на 20% в худшую для должника сторону от цены аналогичных сделок. Установления иных обстоятельств, в частности факта недобросовестности покупателя, не требуется.

Рыночная стоимость спорного имущества на дату совершения сделки является решающей для правильного рассмотрения данных споров. Здесь роль центрального доказательства по данной категории дел отведена профессиональной оценке спорного объекта или данным экспертного заключения в случае проведения судебной экспертизы.

На практике стороны, как правило, представляют суду отчеты об оценке с диаметрально противоположными значениями. В этой связи представляет интерес вывод Верховного суда РФ из Определения от 20.06.2016 № 305-ЭС15-10323 по делу № А40-113869/2012. Рассматривая этот спор, Верховный суд РФ указал, что поскольку вопрос о рыночной стоимости уступленных прав фактически являлся решающим для правильного рассмотрения дела, существование четырех отчетов об оценке (несмотря на то что два из них не были приняты во внимание), обусловливающих совершенно разную стоимость предмета оценки, должно было вызвать у суда разумные сомнения в достоверности сведений, содержащихся в каждом из таких отчетов. Для устранения сомнений суду следовало предложить сторонам провести судебную экспертизу по спорному вопросу.

Таким образом, спор не может быть разрешен без устранения разумных сомнений в стоимости спорного имущества, а наличие диаметрально противоположных доказательств стоимости актива является основанием для назначения судебной экспертизы.

Чтобы доказать недействительность сделки, совершенной должником в течение года до принятия заявления о признании его банкротом или после принятия такого заявления, необходимо обосновать неравноценность встречного исполнения при помощи профессиональной оценки стоимости спорного имущества. В ряде случаев суды ставят под сомнение представленные отчеты об оценке спорного имущества, однако при этом они должны указать мотивы, по которым представленное стороной доказательство отвергнуто. Иной подход может привести к отмене судебного акта (постановление Президиума ВАС РФ от 18.10.2012 № 6253/12 по делу № А40-21934/08-83-175, А40-64538/07-57-569).

Альтернативным вариантом является проведение судебной экспертизы на предмет определения стоимости имущества на момент совершения сделки. В этом случае решающее значение имеет кандидатура эксперта, так как именно от профессиональных качеств и беспристрастности данного участника процесса будет зависеть исход разбирательства.

Второй юридический состав недействительности сделки предусмотрен п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве. Для признания недействительной подозрительной сделки по этому основанию необходимо доказать одновременное наличие следующих обстоятельств:

  • сделка с неравноценным встречным исполнением была совершена не позднее чем за три года, но не ранее чем за один год до принятия заявления о признании должника банкротом;

  • сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;

  • в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов;

  • другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.

Основная сложность в доказывании недействительности сделки на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве заключается в необходимости доказать недобросовестность как должника, так и его контрагента по сделке. Как правило, ответчики по данной категории дел выбирают линию защиты, в соответствии с которой они не имели представления о признаках банкротства должника и причинении вреда кредиторам, а приобретение имущества по заниженной рыночной стоимости объясняют свободой договора.

Действующая судебная практика идет по пути признания таких сделок недействительными в двух случаях. Во-первых, если контрагент, причинивший вред должнику, относится к группе заинтересованных лиц по отношению к должнику (руководитель должника, лица, входящие в совет директоров (наблюдательный совет), коллегиальный исполнительный орган, главный бухгалтер (бухгалтер) должника либо лицо, имеющее или имевшее возможность определять действия должника). В данном случае фактически будет иметь место презумпция вины контрагента (см., например, постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 20.05.2013 по делу № А01-1807/2011). Во-вторых, суды признают сделки из этой категории недействительными в том случае, если расхождение между рыночной ценой на момент распоряжения активом и ценой совершенной сделки составляет десятки или сотни раз. Например, в одном деле суд признал сделку недействительной по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве на том основании, что размер арендной платы по договору был меньше рыночной стоимости аренды, рассчитанной экспертом, в 3394 раза. При таких обстоятельствах суд посчитал, что установление в оспариваемом договоре очевидно неадекватной цены в период процедуры наблюдения в отношении должника явным образом свидетельствовало об осведомленности ответчика о неосновательности аренды и сберегаемых денежных средств

Все о банкротстве юридических лиц в РФ

Основания для признания организации банкротом, определение понятий, порядок проведения процедуры, права и обязанности участвующих сторон – это все регламентируется статьями Федерального закона № 127-ФЗ.

Фактическая неспособность юридического лица исполнять свои финансовые обязательства перед кредиторами, выплачивать обязательные платежи, а также производить оплату труда сотрудникам, в соответствии с условиями заключенного трудового договора, приводят к тому, что компания прибегает к процедуре банкротства.

Что дает банкротство юридического лица?

Этот правовой инструмент позволяет юридическому лицу избавиться от накопленных и невыполнимых обязательств, а также от неподъемных кредитов, набежавших процентов и пеней.

Признание банкротом юридического лица

Обращение в суд для признания банкротства предприятия является вынужденной мерой по спасению убыточного бизнеса. Если неспособность выполнить свои обязательства компании удалось предвидеть, то учредители юрлица имеют право обратиться с заявлением в суд для инициации банкротства. В этом случае шанс минимизировать финансовые потери выше.

Однако закон указывает на обязанность должника подать такое заявление при наступлении следующих обстоятельств:

  • выполнение требований перед одними кредиторами, сделает невозможность погашение обязательств перед другими;
  • уполномоченным органом компании принято решение о подаче в суд заявления должника;
  • взыскание имущества приведет к невозможности дальнейшей деятельности;
  • в организации присутствуют признаки неплатежеспособности;
  • обязательства по выплатам сотрудникам просрочены более чем на три месяца.

Условия и основания банкротства юридического лица

Согласно статьям 3 и 6 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» суммарные требования к юридическому лицу должны превышать 300 000 рублей, а просрочка оплаты составлять не менее 3 месяцев.

Арбитражный управляющий может узнать о сделке и после своего назначения

Если арбитражному управляющему станет известно о сделке до введения внешнего управления и конкурсного производства, например, в ходе наблюдения, то он (в данном случае — временный управляющий) не вправе оспорить сделку, однако факт его осведомленности влияет на течение срока исковой давности — суды будут исчислять его с момента введения внешнего управления или конкурсного производства и назначения внешнего или конкурсного управляющего соответственно. Такой вывод был подтвержден, например, в постановлении АС Волго-Вятского округа от 27.07.16 № Ф01-2745/2016 по делу № А17-5064/2013. В нем суды обратили внимание на то, что срок исковой давности не может исчисляться ранее даты введения в отношении должника процедуры внешнего управления и утверждения внешнего управляющего. Дата назначения временного управляющего (в процедуре наблюдения) на течение срока не влияет, поскольку такой управляющий не наделен полномочиями на обжалование сделок должника. Аналогичные выводы содержатся в постановлениях АС Волго-Вятского округа от 05.07.2016 № Ф01-2209/2016 по делу № А11-6021/2012, от 30.03.2016 № Ф01-507/2016 по делу № А17-5064/2013, Восточно-Сибирского округа от 29.08.2016 № Ф02-3503/2016 по делу № А19-4401/2013.

Если конкурсный управляющий не докажет, что предпринял все необходимые меры по выявлению подозрительных сделок должника, но не мог узнать об оспариваемой сделке ранее в силу уважительных причин, это может стать еще одним аргументом в пользу исчисления такого срока с даты назначения конкурсного управляющего (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 29.07.2016 № Ф02-3734/2016 по делу № А10-4991/2013).

Заметим, что закон связывает начало течения срока исковой давности именно с заключением сделки должником, но не переходом права на предмет этой сделки, особенно когда эти события сильно «разорваны» во времени. В споре, который рассматривал АС Центрального округа (постановление от 08.12.2015 № Ф10-1293/2012 по делу № А68-33/2009), арбитражный управляющий возражал против заявления о пропуске срока исковой давности по требованию об оспаривании сделки купли-продажи недвижимого имущества, опираясь на то, что при подписании договора у него не было оснований оспаривать сделку — собственником приобретенной недвижимости было третье лицо, а не ответчик по делу. А годичный срок начал течь с момента перехода права собственности на спорный объект к покупателю по оспариваемой сделке. Однако суд с таким мнением не согласился и признал срок пропущенным, потому что договор купли-продажи является консенсуальной сделкой и считается заключенным с момента его подписания сторонами. Тот факт, что переход права собственности к ответчику еще не зарегистрирован, не влияет на действительность такого договора.

Когда конкурсный или внешний управляющий считается назначенным на эту должность, если в соответствующем судебном заседании была оглашена только резолютивная часть судебного акта о введении внешнего управления или конкурсного производства? Ответ на этот вопрос дан Пленумом ВАС РФ в абз. 1 п. 42 постановления от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»: независимо от того когда был изготовлен судебный акт в полном объеме, датой введения процедуры, возникновения полномочий арбитражного управляющего будет дата объявления такой резолютивной части. Соответственно, годичный срок исковой давности начинает течь на следующий день (постановление АС Северо-Кавказского округа от 31.08.2016 № Ф08-5107/2016 по делу № А53-1648/2014).

В некоторых случаях суды признают, что срок исковой давности начинает течь позже введения внешнего управления или конкурсного производства в отношении должника. Это может быть обусловлено тем, что в силу объективных обстоятельств арбитражный управляющий не получил сведения или документы в установленный законом трехдневный срок с момента своего назначения (ч. 2 ст. 126 Закона о банкротстве) и, следовательно, не имел оснований оспаривать сделки должника. О такой ситуации идет речь в Определении ВС РФ от 05.02.2016 № 304-ЭС14-5681(7) по делу № А46-1949/2013, в котором судьи пришли к выводу о соблюдении конкурсным управляющим срока исковой давности, поскольку бывший руководитель компании-банкрота не передал ему бухгалтерскую и иную документацию.

Задержка получения арбитражным управляющим информации об основаниях оспаривания сделок должника может произойти и по иным причинам, например, в связи с неполнотой сведений, предоставленных государственными органами (Определение ВС РФ от 27.06.2016 № 303-ЭС16-5771 по делу № А04-5654/2012). В одном из споров конкурсный управляющий получил сведения о расчетах сторон по сделке только в ходе одного из судебных заседаний спустя три года после его назначения (Определение Верховного суда РФ от 10.03.2016 № 306-ЭС16-1027 по делу № А57-13681/2012).

Если последний день годичного срока исковой давности выпадает на нерабочий день, то по общим правилам исчисления сроков (ст. 193 ГК РФ) он переносится на ближайший следующий за ним рабочий день. Таким образом, последним днем подачи заявления об оспаривании сделки будет ближайший рабочий день. Если штамп входящей корреспонденции подтверждает подачу заявления в этот день, срок не считается пропущенным (постановление АС Дальневосточного округа от 09.12.2015 № Ф03-4695/2015 по делу № А51-1355/2014). Если заявление направляется почтой, то вопрос соблюдения срока исковой давности суд будет решать на дату, указанную на почтовом штемпеле (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 30.11.2015 № Ф02-6148/2015 по делу № А19-4510/2013).

Смена арбитражного управляющего не влияет на исчисление сроков

На течение срока исковой давности не влияет смена арбитражного управляющего, поскольку такой срок начинает течь с момента, когда об основаниях оспаривания сделки узнал первоначально назначенный внешний или конкурсный управляющий (Определение ВС РФ от 15.06.2015 № 309-ЭС15-1959 по делу № А47-2454/2011, Западно-Сибирского округа от 02.08.2016 № Ф04-6978/2011 по делу № А02-629/2010, п. 32 постановления № 63). Чаще всего это день его назначения на должность либо день передачи ему документации должника (постановление АС Волго-Вятского округа от 13.09.2016 № Ф01-3512/2016 по делу № А11-10014/2012). Доказательством того, что управляющий узнал об оспоримой сделке позднее, может стать, например, уведомление о вручении кредитором документов с соответствующими сведениями и с его подписью (постановление АС Волго-Вятского округа от 18.05.2016 № Ф01-1462/2016 по делу № А17-5674/2012), подписанный управляющим акт инвентаризации расчетов должника по состоянию на определенную дату (постановление АС Западно-Сибирского округа от 31.08.2016 № Ф04-20294/2015 по делу № А70-4399/2014).

При этом не имеет значения, пропущен ли срок в связи с нарушениями предыдущего управляющего или нет. В случае неправомерного бездействия управляющего он может быть привлечен к административной или гражданско-правовой ответственности, но это обстоятельство не является основанием для иного исчисления начала течения срока исковой давности. Исключением будет ситуация, когда основание недействительности сделки связано с нарушением совершившим ее от имени должника арбитражным управляющим Закона о банкротстве. Тогда исковая давность по заявлению об оспаривании такой сделки исчисляется с момента, когда о наличии оснований для ее оспаривания узнал или должен был узнать следующий арбитражный управляющий (постановления АС Дальневосточного округа от 04.05.2016 № Ф03-1489/2016 по делу № А04-3298/2011, Поволжского округа от 04.08.2016 № Ф06-11059/2009 по делу № А12-4561/2009).

При дополнении конкурсным (внешним) управляющим уже поданного заявления требованиями об оспаривании иных сделок должника суды рассматривают такое дополнение как новое требование и для целей исчисления срока исковой давности в отношении указанных сделок учитывают момент предъявления в суд дополнительного требования (Определение ВС РФ от 24.12.2015 № 305-ЭС15-13488 по делу № А40-26073/2012).

Если информацию и документы, подтверждающие наличие оснований для оспаривания сделок, вместо арбитражного управляющего получил его представитель по доверенности, то срок исковой давности будет исчисляться с этой даты, а не со дня, когда такие сведения поступили непосредственно к управляющему (постановление АС Центрального округа от 17.08.2016 № Ф10-420/2015 по делу № А62-7344/13).

Заметим, что на исчисление срока исковой давности не влияет также заключение мирового соглашения сторонами спора, поскольку ни ст. 202, ни ст. 203, ни ст. 204 ГК РФ не предусматривают восстановление, приостановление или перерыв течения срока исковой давности вследствие заключения мирового соглашения и прекращения производства по делу о банкротстве (постановление АС Московского округа от 20.07.2016 № Ф05-8127/2016 по делу № А40-48152/2012).

Начало течения срока исковой давности можно определить периодом

Встречаются судебные акты, в которых начало течения срока исковой давности по оспариванию сделок должника определено приблизительно, опираясь на какие-либо обобщенные данные. Так, например, сделали суды в деле № А36-859/2014, а суд округа правильность такого подхода подтвердил (постановление АС Центрального округа от 21.07.2016). Конкурсный управляющий обратился в суд с требованием о признании недействительными сделками операций по перечислению денежных средств должника в адрес налогового органа, а также о применении последствий недействительности сделок в виде возврата денежных средств. Об оспариваемых операциях управляющий узнал после того, как получил от налогового органа ответ на свой запрос о состоянии расчетов должника по налогам. Учитывая сроки почтового пробега пересылаемой корреспонденции, суды пришли к выводу, что данный ответ мог быть получен конкурсным управляющим в определенный период — с 14 по 16 июня 2014 г. Поскольку с заявлением об оспаривании сделки должника конкурсный управляющий обратился 16 июня 2015 г., то срок исковой давности суды посчитали соблюденным.

Еще один пример, где начало течения срока исковой давности суды посчитали навскидку, — дело № А51-1355/2014 (постановление АС Дальневосточного округа от 18.08.2016 № Ф03-3226/2016). В этом споре конкурсный управляющий также оспаривал сделку по перечислению денежных средств в адрес налогового органа и также заявлял о применении последствий ее недействительности. Однако результат спора оказался не в его пользу, поскольку суды пришли к выводу о пропуске управляющим срока исковой давности, приняв во внимание разумную продолжительность периода для запроса и получения информации о движении денежных средств по счету должника с даты утверждения конкурсного управляющего.

Источники

  • https://zakonguru.com/bankrotstvo/fizicheskix-lic/stata-612.html
  • https://www.advgazeta.ru/mneniya/sdelki-s-predpochteniem-priznayutsya-nedeystvitelnymi/
  • https://www.eg-online.ru/article/376078/
  • https://shelkopryad.info/praktika/9364/
  • https://vc.ru/legal/46431-sdelki-v-bankrotstve-osnovaniya-osparivaniya
  • https://www.klerk.ru/law/articles/428812/
  • https://zakonguru.com/bankrotstvo/yuridicheskix-lic/stati-611.html
  • https://pravo.ru/story/217544/
  • https://www.advgazeta.ru/mneniya/neravnotsennost-sdelki-kak-priznak-ee-nedeystvitelnosti/
  • https://www.eg-online.ru/article/348478/
  • https://urstart.ru/bankrotstvo-yuridicheskih-lits/
  • https://www.eg-online.ru/article/326487/

[свернуть]